новости от 13.10 халява на посты пытаем прю котачелла
диалог с амс • банк • подарки • амс • игра
гостевая • нужные • секрет безумия • роли • правила •
— Сидишь? — бесцеремонно Табаки устраивается рядом и ещё долго рассматривает горбоносый профиль друга — тонкий и неестественно красивый. Отъехав чуть вперед, он останавливается совсем рядом с Лордом, пытаясь найти точку, в которую он вперил взгляд, ища что-то там, где нет ничего. — Ну сиди, — наконец произносит он, почему-то чувствуя себя неуютно, как будто залезает на чужую территорию и впервые осознает это. читать дальше// чудесатый пост Шакала.
Чудеса существуют, единороги мирно щиплют зеленую травку, гномы искренне верят, что отыщут свою единственную-неповторимую. Вампиры и оборотни живут среди нас. Чеширский котик незримо следит за каждым своими яркими глазами-полумесяцами. Животные разговаривают, стоит лишь прислушаться. И попасть в сказку, оказывается, так просто нужно только ... [пройдите по ссылке хд] .. только очень сильно захотеть, загадать желание на падающую звезду или радугу. И все случится. Здравствуй, дорогой друг! Привет, bonjour, hello! Смотри, метеоритный дождь! Мир полон чудес.

WonderlandCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » WonderlandCross » Воображение Не Знает Границ » опусти руки, отведи взгляд


опусти руки, отведи взгляд

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

× × ×
Опусти руки, отведи взгляд
не проси меня ни о чем: я попутчик плохой, словно ветер на зимней дороге
берегись,
слова - это медленный яд, я боюсь сорваться из шепота в крик

https://i.imgur.com/CATvb3j.png
[Remus Lupin & Nymphadora Tonks]
Лондон // осень

Детектив Ремус Люпин сталкивается с серией убийств, точно воспроизведенных согласно одной из его любимых книг. Чтобы понять мотивы преступника и поймать его, ему нужно встретиться с автором, чье воображение и создало прототип реального убийцы. Спустя несколько часов переговоров с литературными агентами и адвокатами, Дориан Тонкин, личность которой все это время была тайной для общественности, таки заявляется в участок. И это совершенно сбивает Ремуса с толку, поскольку он и подумать не мог, что этим человеком окажется двадцатипятилетняя девушка с волосами малинового цвета и бирюзовыми стрелками на глазах. Чтобы остановить преступника, им придется работать вместе. Но сможет ли сложиться эффективная команда из абсолютно разных по характеру людей?


[nick]Nymphadora Tonks[/nick][status]я нечаянно[/status][icon]https://i.imgur.com/VPqpOe8.gif[/icon][sign]странно, опять не хватило воли. ты множишь окурки
// я   п и ш у   п о в е с т ь

https://i.imgur.com/IHtviNF.png https://i.imgur.com/VVsf3F8.png https://i.imgur.com/i9Iv6aO.png
[/sign][case]<a href="ссылка на анкету" class="namel">Нимфадора Тонкс, 25</a>  <div class="fandom">harry potter</div> <div class="info">ты стоишь своих откровений. я верю, что тоже стою. <a href="http://crossreturns.rusff.ru/profile.php?id=467" class="links2">ты</a> - гений, я - тоже гений, и, если ты ищешь, значит, нас двое</div>[/case]

Отредактировано Nymphadora Tonks (2019-09-27 16:20:37)

+1

2

https://i.imgur.com/3H5ieWP.png
дар тревожить душу словами
стал в ладонях моих мечом
https://i.imgur.com/3H5ieWP.png

Мама смотрела испуганно и виновато.

- Дора, твой отец…

«Нет, нет, нет, нет!» - так и кричало в сознании Нимфадоры. Ей хотелось зажать уши, закричать во весь голос, просто чтобы не слышать слова матери. Глупо и по-детски, но если она не услышит, если эта фраза не прозвучит, останется незаконченной, то есть шанс, что это неправда, что это нереально, что папа вернется домой, обнимет ее, от него будет пахнуть лекарствами и крепким кофе, он спросит Тонкс, как прошел ее день в университете, и все будет, как раньше. Ну пожалуйста, мама, думала Тонкс — не говори. Молчи. И так понятно. Не надо озвучивать. Не мучай меня. Это меня уничтожит. Я слишком люблю папу, я так жду его, я так боюсь за него — молчи! Не может быть, чтобы он…

- … его тело нашли. На дне пруда. Кажется, виной всему грабители… они убили его, и решили избавиться от тела… Ох, милая, мне так жаль… - мама закрыла лицо руками, содрогаясь в рыданиях.

Тонкс все-таки зажала уши и страдальчески застонала. А то она не знала этого без матери. Отец пропал год назад. Все это время Нимфадора надеялась — не зря ее дядя Сириус работал в детективном агентстве. Тонкс жила, как обычно, и только ожидание отравляло ее душу, но ожидание было лучше, чем безысходность. Тогда у нее была надежда. А теперь — нет. Никакой. Отец умер, он больше никогда не придет домой с работы и не будет ее обнимать.

Встав со своей кровати, Тонкс обняла маму, и тоже расплакалась, не сдержавшись. Все это время Тед был соединяющим звеном в их семье, сглаживал острые углы между женой и дочерью, что обе обладали сложными и упрямыми характерами, и без отца им было очень сложно общаться. Без своевременного вмешательства Теда Андромеда и Нимфадора постоянно ругались, и каждая считала другую неправой. Тонкс всегда была ближе к отцу, и потерять его было так больно, что внутри нее что-то переворачивалось — обнимая мать, она рыдала, не стесняясь, и вспоминала детство, школьные годы, как папа играл с ней, как читал с ней книжки, как вел ее в школу, как гордо провожал на выпускной… Папа был для нее всем. На самом деле всем.

Больше у Нимфадоры Тонкс не было ничего.

На следующий день она забрала документы из университета.

Учиться просто не было ни сил, ни желания. Депрессия накрывала Дору с головой — после похорон она вернулась домой, легла в кровать и вынула из-под подушки дневник — тетрадку, в которой она записывала свои мысли и рассказывала, как прошел день. Но вместо очередной записи «Дорогой дневник, сегодня я...» Тонкс погрызла кончик ручки и начала писать совершенно другое.

Спустя полчаса она пересела писать за компьютер.

Это стало ее спасением — каждый справляется с  горем по-своему. Кто-то пьет алкоголь, кто-то круглосуточно смотрит сериалы, кто-то уезжает к морю, кто-то ест в непомерных количествах, а Тонкс писала. Целыми днями она стучала по клавиатуре, прерываясь только на ванную и сон. Мама приносила Нимфадоре бутерброды и кофе, не мешая ей писать — наверное, боялась, что чересчур импульсивная дочь сорвется и сломается, так лучше пусть пишет, чем сходит с ума.

Тонкс писала детективы. Оказалось, это легко. У нее получалось описать и картину преступления, и завернуть интригу в сюжете, создать сразу несколько подозреваемых для читателя, и в итоге завершить неожиданным для всех образом. Тонкс сама не понимала, почему у нее так хорошо выходит, но факт оставался фактом — когда она завершила свой первый роман, она показала его Сириусу, и дядя пришел в восторг, заявил, что Дора - «Агата Кристи нового поколения» и сам вызвался отнести ее книгу издателю.

Как ни странно, издателю тоже понравилось. Книгу выпустили в свет — и она мгновенно стала бестселлером. Тонкс была в шоке — приятном, но все же. И, конечно, она была счастлива! Ее творчество любили! Продолжение не заставило себя ждать. Главная героиня Нимфадоры, молодая девушка-детектив Гаррика Поттер, понравилась многим, люди хотели еще почитать о ней, и Тонкс писала — но не для читателей, не для славы, и уж тем более не ради заработка. Она писала, чтобы успокоиться, чтобы забыться и перенестись, хотя бы ненадолго, в другой мир, который создавала она сама.

Серия романов автора под псевдонимом Дориан Тонкин потрясла всю Англию. Книги раскупали, как горячие пирожки. У Нимфадоры появились тысячи фанатов — хотя никто не знал, кто такой или кто такая Дориан Тонкин. Это был псевдоним, не подразумевающий пола — Тонкс и здесь хотела сохранить интригу. Ей нравилась такая наполовину_известность, когда ее знал каждый и в то же время не знал никто. Она спокойно ходила по улицам, и в невысокой девушке с розовыми волосами не один человек не заподозрил бы столь популярного писателя. Да и многие люди, читая книги, считают тех, кто их написал, давно умершими — такова уж психология. И Тонкс считала это идеальным — она занималась любимым делом, получала за это много денег, и при этом не страдала от толпы поклонников, требующих автографы и совместные селфи.

Но расплата за счастье пришла, откуда не ждали.

Сириус позвонил вечером, когда Тонкс уже почистила зубы и надела пижаму с единорогами. Он говорил взволнованно, хотя старался скрыть это за смехом и веселым голосом. Произошло убийство — не просто убийство, а убийство полностью по сценарию первой книги Дориан Тонкин. Так как Тонкс писала о маньяке, она оформляла его преступления оригинально, и совпадения быть не могло — это сюжет из ее книги, выдернутый наружу и воплощенный в жизнь.

Тонкс похолодела. По спине поползли холодные мурашки. Сириус заверил ее, что они найдут преступника, обязательно, быстро, пусть племянница не волнуется — а она не знала, может ли ему верить. Дрожащими руками положила трубку, легла под одеяло, взяла ноутбук, чтобы перед сном еще поработать — и впервые за много лет не написала ни строчки.

Следующее преступление произошло через неделю. Тоже по книге Дориан Тонкин — по второй. Снова Сириус, снова его нервный лающий смех. Снова дрожь и мурашки. Но на этот раз Тонкс писала — не могла не писать. Печатала предложение за предложением, но не детектив, а любовный роман. Оказалось, что о любви ей писать сложнее — может, потому, что за свои двадцать пять лет Нимфадора ни разу не влюблялась по-настоящему. И роман шел туго.

А через три недели — еще одно убийство. И, как бы ни было смешно — но по тому же сценарию, на этот раз из третьей книги. С Тонкс случилась истерика — она бегала по квартире, плакала, зарываясь пальцами в розовые волосы, и маме пришлось позвонить Сириусу, чтобы тот приехал и успокоил ее. Дядя обнял Тонкс, посадил к себе на колени — она была маленькой и худой, ее легко можно было держать на руках — и качал, как в детстве, пока она не перестала рыдать.

Тонкс сотворила чудовище. Она не хотела этого. Она меньше всего ожидала, что ее книгами воспользуются, как руководством к действию. Первым порывом ее было — сжечь к черту рукопись, но рукописи не горят, как писал русский Булгаков, да и не было рукописи. Все в интернете, на жестком диске, жечь компьютер — жалко, тем более, что книга разошлась огромными тиражами. Кто угодно мог купить каждый роман из серии, прочесть, и… использовать.

У Тонкс было именно такое ощущение — ее использовали. Ее фантазию, ее душу, ее воображение попросту испачкали в крови, из обычной истории создав омерзительную реальность. По ночам ей снилось, что она пишет в тетради, выводит своим мелким и неровным почерком слова, но ручка оставляет на бумаге не линии чернил, а кровь. Чужую кровь, кровь невинных людей. Тонкс роняла ручку, закрывала лицо руками, громко вскрикивала — и просыпалась. Теперь она тоже жила ожиданием — только ожиданием худшего. Каждый день Нимфадора звонила Сириусу [ она слышала, что тот со смехом говорит кому-то, что ему звонит девушка, и лишь улыбалась чувству юмора дяди ] и он говорил, что расследование ведется, что они почти раскрыли дело, что они стараются изо всех сил. Тонкс верила, пила на ночь успокоительное, пыталась продолжать свой любовный роман, пока что не дав главным героям имена, и называя их безликими «он» и «она», и все шло относительно неплохо, потому что Нимфадора по своей сути была оптимисткой и не умела унывать долго.

♦ ♦ ♦

ты опасно юн, ты пришел сам
зачарованный блеском звезд

♦ ♦ ♦

Через месяц убийство случилось снова. Четвертое. По сценарию четвертой книги. Убили ребенка — и об этом тоже гласил сюжет четвертого романа о девушке-детективе. Причем это было не просто убийство, но и с изнасилованием. Девочке было двенадцать лет.

Сириус боялся сказать об этом Тонкс, но она и сама узнала — к тому времени в новостях только и говорили о преступлениях по мотивам популярных книг. Но, на удивление, Нимфадора не впала в истерику, даже не заплакала, но, когда мать посмотрела ей в лицо — она отшатнулась, увидев в глазах дочери такую ненависть, что всерьез испугалась.

Тонкс позвонила Сириусу и попросила его позволить ей участвовать в расследовании. Она ожидала возмущения дяди и категорического запрета, потому что Сириус, пусть сам и любил риск, племянницу старался оберегать, но нет. Сириус ответил, что сам собирался звонить Нимфадоре и просить ее о помощи. А точнее, сказал он, это собирался сделать Ремус Люпин, его коллега, детектив, занимающийся этим делом.

О Ремусе Люпине Тонкс раньше слышала, но на работе у дяди не появлялась. Как-то не принято было в их семье туда приходить. Сириус не запрещал, никто не запрещал, но… вот не получалось, и все. Да и что ей было там делать? Она гражданская, обычная девушка, ей там стало бы скучно. Но сейчас Тонкс считала своим долгом помочь в расследовании, и, оказалось, это не просто ее желание, но и необходимость.

Она создала этого монстра — она его и уничтожит.

В назначенное время Тонкс стояла под дверью кабинета Ремуса Люпина, и гадала, каким же он окажется. Заодно она была уверена, что, ожидая встречи с Дориан Тонкин, Ремус вряд ли предполагает, что это маленького роста молодая девушка с ярко-розовыми волосами до плеч и бирюзовыми стрелками на глазах. Сириус заранее предупредил Тонкс, что сохранил ее в секрете, только сказал, что нашел способ связаться с автором книг. А еще Сириус с лукавой улыбкой сказал, что Люпин просто обожает ее книги, и это Нимфадоре, как любому писателю, польстило, хотя она сама была готова возненавидеть свое творчество, которое убивало людей.

Постучавшись, предупреждая о своем появлении, Тонкс вошла, скользнув взглядом по мужчине в потрепанном пиджаке. Он показался ей довольно привлекательным, старше нее лет на десять, но все равно — Ремус был симпатичным. Дора улыбнулась весело и немного виновато, как улыбалась учителю в школе, когда разбивала мячом окно.

- Здравствуйте, мистер Люпин. Вас же предупредили о моем прибытии? - она не смогла не сделать эффектную паузу. - Я — Дориан Тонкин. Но на самом деле — Нимфадора Тонкс. Пожалуйста, называйте меня просто Тонкс, - свое полное имя Дора терпеть не могла, считая его ужасным и до сих пор обижаясь на маму за него. - Я могу быть вам полезна? Сириус сказал, что могу.

[nick]Nymphadora Tonks[/nick][status]я нечаянно[/status][icon]https://i.imgur.com/VPqpOe8.gif[/icon][sign]странно, опять не хватило воли. ты множишь окурки
// я   п и ш у   п о в е с т ь

https://i.imgur.com/IHtviNF.png https://i.imgur.com/VVsf3F8.png https://i.imgur.com/i9Iv6aO.png
[/sign][case]<a href="ссылка на анкету" class="namel">Нимфадора Тонкс, 25</a>  <div class="fandom">harry potter</div> <div class="info">ты стоишь своих откровений. я верю, что тоже стою. <a href="http://crossreturns.rusff.ru/profile.php?id=467" class="links2">ты</a> - гений, я - тоже гений, и, если ты ищешь, значит, нас двое</div>[/case]

+1

3

// Когда книга сталкивается с головою и при этом раздается глухой пустой звук - разве всегда виновата книга?//

Ремус Люпин работал детективом. Он был трудоголиком, из тех, что просиживают ночи напролет за очередным делом, в его жизни не было ничего, кроме работы, ну и немногих верных друзей - Сириуса, Джеймса и Лили, которые работали вместе с ним. А в целом Ремус был очень одиноким человеком. Оставшееся от работы свободное время он проводил за книгами - детективами, фантастикой, и прочими историями о борьбе, об отважных героях, о сильных людях, каковым себя Ремус Люпин не считал.

Еще с детства он страдал ужасными головными болями. Поначалу никто не знал, чем особенно ему помочь - семья была небогатая, жили Люпины далеко от столицы, и не могли позволить себе ни крутых врачей, ни новомодных обследований. Чуть позже Ремус все же сдал несколько анализов, но никто ничего не нашел, а голова продолжала болеть. Можно было, конечно, сделать себе послабление, вовсе не обязательно было, имея плохое здоровье, продолжать слишком усердно учиться, и тем более выбирать такую трудную работу, как детектив, но Люпин никогда не искал легких путей, вдохновленный любимыми героями книг. Они не сдавались, видя смерть в глаза - а он пока не умирает, так чего ради ему сдаваться?

Единственное - из-за своих проблем Ремусу было самому до себя, и он трудно сходился с людьми. Но несмотря ни на что, Люпин все же стал преуспевающим детективом, и несколько коллег на работе приняли его таким, какой он есть - тихим, застенчивым, плохо себя чувствующим. Несмотря на головные боли, Ремус работал аврально и гениально раскрывал дела. Но здоровье становилось все хуже...

Недавно Люпин снова сходил в клинику. Теперь-то он мог сделать любое обследование. Вот только результаты оказались неутешительными - подозрение на опухоль мозга. Ремус еще больше отстранился от друзей - не хотел ни с кем сближаться, раз совсем скоро они все равно могут его потерять. И как всегда делал в самые трудные минуты жизни, отдался работе. Тем более преступления происходили постоянно, объединенные одним фактом - они в точности повторяли сюжеты книг его любимого автора, которого он недавно открыл для себя. Автора, чьи книги последнее время помогали ему жить... Расследовать эту серию преступлений, таким образом, стало делом чести.

Сириус, надежный друг на все времена, пообещал устроить Ремусу встречу с Дориан Тонкин. Кто это - Люпин не знал, но представлял себе пожилого дяденьку, понюхавшего жизнь, много видевшего на своем веку. Поэтому, увидев юную девушку с розовыми волосами, пришел в полнейшее недоумение.

- Здравствуйте, мисс... Вам кого? - начал было он, но услышав, как она представилась, изумленно распахнул глаза. - Это вы?.. Эм, ну... Давайте попробуем...

+1

4

https://i.imgur.com/3H5ieWP.png
так вышло, бестселлером стал мой мучительный труд, хотя есть много других, не менее странных книг
в моих персонажах все люди себя узнают, хотя я писала про нас, все думают, это про них
https://i.imgur.com/3H5ieWP.png

- Да, это я, - Тонкс разводит руками и виновато улыбается. Она явно не оправдала ожиданий. Кто угодно мог скрываться за псевдонимом Дориан Тонкин, но вряд ли читатели представляли себе автора вот так — маленького роста, розоволосую, слишком молодую для столь популярного писателя… И отчасти ей сейчас перед Люпином неудобно, что она такая. Как можно ее воспринимать всерьез? Никто и не воспринимал. Даже мама была уверена, что Тонкс просто балуется, когда пишет книги, а когда она стала известной — очень удивилась, хотя и обрадовалась. А теперь Нимфадора ввязалась в расследование серии убийств, это для нее важно, и ей хотелось бы, чтобы те, кто будет с ней работать, думали о ней, как о равной, а не о как ребенке. Чтобы ей доверяли, чтобы к ней прислушивались. А тут Люпин с первого взгляда и не предположил, что Тонкс и есть — писательница, и если в начале Доре было смешно производить такое впечатление, то теперь стало совсем не до смеха.

- Давайте попробуем, - уверенно кивает Нимфадора, боком садясь на стул напротив Люпина и закидывая ногу на ногу. - Я уже знаю многие подробности дела. Вернее, дел. Четыре убийства…  - она морщится. - Знаете, когда я писала, то и представить не могла, что это кто-то вот так использует. Я не собиралась, я и не думала, что все так идеально совершено. С детства люблю детективы, год училась на юридическом, но как это — я, и вдруг спланировала убийство так, что и комар носа не подточит… - Тонкс вздыхает, покачивая тяжелым ботинком. - Но у нас есть и козырь, - уверенно заявляет она. - Я — наш козырь. Я создала эти преступления, и моя героиня их раскрыла. Значит, и мы раскроем. Покажете мне подробности первого дела? - Нимфадора вопросительно смотрит на Ремуса.

Все-таки он очень привлекательный. Выглядит уставшим, но это как раз понятно — работа такая. Сириус часто ругал свою профессию, называя ее «проклятой» и «собачьей», но на самом деле ее дядя любил свою работу, и бросать бы ее не стал, как бы тяжело ни было.

Легок на помине — стоило Тонкс подумать, и в дверь кабинета Люпина заглядывает растрепанная голова Сириуса. Он широко зевает, трет затылок, входит внутрь и сразу же целует Дору в щеку — так принято у них при встрече.  С утра дядя всегда выглядит, как будто сбежал из тюрьмы после двенадцатилетнего заточения, и пока не выпьет три чашки кофе — в себя не вернется.

- Вообще-то ночью надо спать, - сердито_шутливо говорит Тонкс.

Сириус бормочет что-то вроде «Дора-перестань-на-том-свете-высплюсь», цепляет рукой электрический чайник и гордо удаляется, подмигнув племяннице перед тем, как закрыть за собой дверь. Тонкс снова виновато смотрит на Люпина.

- Кстати, я знаю, что вам нравятся мои книги, - говорит она. - Сириус сказал. Вы, наверное, думали, что автор — это кто-то… старше, - Тонкс тихо смеется. - Вы разочарованы? Если нет — могу оставить вам автограф. Почти эксклюзив, учитывая нынешние события. Она написала убийство! Это же надо было — вдохновить какого-то психа. Извините, я… просто нервничаю, - любой бы нервничал на месте Нимфадоры, но почему-то ей кажется, что это происходит с ней не только из-за четырех убийств.

- Так покажете мне материалы дела? - Тонкс мгновенно становится серьезной.

[nick]Nymphadora Tonks[/nick][status]я нечаянно[/status][icon]https://i.imgur.com/VPqpOe8.gif[/icon][sign]странно, опять не хватило воли. ты множишь окурки
// я   п и ш у   п о в е с т ь

https://i.imgur.com/IHtviNF.png https://i.imgur.com/VVsf3F8.png https://i.imgur.com/i9Iv6aO.png
[/sign][case]<a href="ссылка на анкету" class="namel">Нимфадора Тонкс, 25</a>  <div class="fandom">harry potter</div> <div class="info">ты стоишь своих откровений. я верю, что тоже стою. <a href="http://crossreturns.rusff.ru/profile.php?id=467" class="links2">ты</a> - гений, я - тоже гений, и, если ты ищешь, значит, нас двое</div>[/case]

Отредактировано Nymphadora Tonks (2019-10-14 22:35:17)

+1

5

//выбор пылает чёрной во мне искрою. я не посмел вступить на тропу героя, нет, я решил пойти по тропе врага и положил, что было, к его ногам. мне говорили, путь разрушений проще. мрак не стыдит, в нём можно идти на ощупь, враг поселился прочно в моей груди. в этой истории свету не победить//

Ремусу тоже стало неловко. Вообще-то ему была чужда дискриминация по разным признакам - национальным, половым и прочим. Люпин был толерантным и принимающим человеком в отношении почти всех людей, за исключением разве что "постоянных клиентов" - преступников, убийц, насильников... А теперь получилось, что молодую девушку он и за писателя не считает. А ведь это не так... Но в самом деле, почему ему даже в голову не пришло, что писателем может быть женщина? Молодая и даже очень привлекательная женщина... Стоп. Ремус тряхнул головой - его мысли определенно пошли куда-то не туда. Какие женщины, когда помирать скоро?

Но в любом случае, ему стало стыдно. Ведь не только мужчина может быть талантливым писателем. А эта Тонкс так включена в работу, так хочет помочь...

- Извините...
- пробормотал Ремус. - Кажется, я совсем заработался. Конечно же, я покажу вам материалы, мисс Тонкс. Вот они, держите, - Люпин протянул Нимфадоре толстую папку с материалами дела.

В дверь кабинета заглянул Сириус, с которым Люпин поздоровался кивком головы, и тут же выскользнул наружу. Ремус поморщился и потер ладонью лоб - головная боль вновь давала о себе знать.

- Что поделать, работа нервная. Сириус прав - на том свете отдохнем, - пробормотал Люпин, а в голове услужливо всплыло: "Недолго осталось".

Услышав от Тонкс о том, что он может быть разочарован, Ремус вновь испытал угрызения совести.

- Что вы... я был немного удивлен, скажем так, но я не шовинист, простите, если дал вам повод так о себе думать, - Люпин сконфуженно улыбнулся.  - Я был бы рад вашему автографу, мне очень нравятся ваши книги. И не переживайте вы так из-за того, что случилось. Один мудрый человек как-то сказал: "Когда книга сталкивается с головою и при этом раздается глухой пустой звук - разве всегда виновата книга"?

+1

6

https://i.imgur.com/3H5ieWP.png
Понимаешь, с писателями дело обстоит вообще очень странно. Большинство людей не могут себе представить, что книги пишутся теми, кто ничем от них не отличается. Про писателей думают, что они давно уже умерли, и не предполагают встретить их на улице или в магазине. Люди знают их сочинения, но не знают их имён и уж тем более не знают их в лицо. И большинству писателей это нравится. © Корнелия Функе
https://i.imgur.com/3H5ieWP.png

Нет, он все-таки очень привлекательный. Тонкс не пялится — она умеет смотреть так, чтобы это было незаметно, ее научила мама, которая происходила из очень богатой семьи английских аристократов, где высоко ценили хорошие манеры. Оттуда-то Нимфадоре и досталось ее ненавистное имя, но иногда навыки этикета помогают — Тонкс из-под ресниц рассматривает Люпина, и с каждой секундой убеждается, что он ей нравится. Он — полностью ее тип. Хотя мужчин у Доры было не так много, но не обязательно менять партнеров, как перчатки, чтобы понять, кто тебе нравится. Люпин же был целиком в ее вкусе — примерно так Тонкс и представляла себе детектива, с гениальной легкостью раскрывающего тяжелые преступления. Не слишком молодой, но и не старый, серьезный, немного уставший, с красивыми глазами, приятным лицом и столь же приятным голосом. Идеально. Во всем — идеально! Если бы они встретились не при таких обстоятельствах, Тонкс тут же начала бы кокетничать и заигрывать, но они расследуют четыре убийства, которые [ Нимфадора была уверена ] - совершились по ее вине, а еще Сириус будет недоволен — почему-то в этом Тонкс тоже была уверена. Не то чтобы дядя ревностно оберегал ее от мужчин, наоборот, Сириус всегда поддерживал племянницу, но все же… С его друзьями Тонкс точно никогда отношений не заводила. А вообще-то Сириус мог бы ее с Ремусом и познакомить. Он рассказывал о нем, как и о Джеймсе с Лили, но почему-то Тонкс представляла себе друзей дяди старше, и уж точно не такими симпатичными.

- Ой, да не извиняйтесь, - отмахнулась Нимфадора, принимая папку с документами. - Все так думают. И вообще многие склонны считать, что писатели уже умерли, - она тихо смеется. - Написали свои книги, и брык! Это стереотип, и, наверное, он создается еще в школе, когда дети изучают произведения классиков. Классики-то умерли. Вот и кажется потом, что писатели — люди, которые жили очень давно. Я сама так думала. И мне нравится, что я не похожа на писателя. В смысле — семь бестселлеров, и тут — я, - Тонкс окидывает себя красноречивым жестом. - Не хочу быть известной, - она вдруг мрачнеет, рассматривая одну из бумаг. - Особенно теперь.

Ремус морщится и трет лоб, что тут же включает в Нимфадоре ту ее часть, которая всегда мечтала стать врачом. Тонкс непременно поступила бы на медицинский, она даже пыталась, но ей не хватило баллов. Многие необходимые для медика науки не давались Тонкс, и она ужасно расстраивалась, пока Сириус не подкинул ей идею поступить на юридический. Там дело пошло легче, Дора делала успехи, ее хвалили преподаватели, профессор криминалистики Грюм пророчил Тонкс блестящее будущее, а потом… Что ж, не всегда все идет так, как людям того хочется.

- У вас голова болит? - заботливо спрашивает Тонкс. - Головную боль терпеть вредно! Надо выпить таблетку, у меня есть анальгин, будете? - она роется в сумке, что висит через плечо, и находит блистер с таблетками, протягивая его Ремусу. - Не слушайте Сириуса, он всегда злится, когда не высыпается.

Звучит слегка двусмысленно, и можно подумать, что Сириус и Нимфадора — пара, если не знать, что они — родственники. Но Тонкс не думает, что логично предположить такое, хотя дядя и раньше в телефонных разговорах ради шутки сообщал друзьям, что ему звонит девушка. Тонкс занимается изучением дела, пытаясь вспомнить то, что успела выучить в университете. Вертит бумагу в руках, вдруг понимая, что не понимает ничего. Все эти термины, которые она уже забыла… Все эти тонкости, что также забылись за время ее писательства, когда Тонкс и на улицу-то почти не выходила, полностью отдавшись фантазии… И как она, такая необразованная, сможет помочь настоящим детективам?

- Давайте распишусь! - радостно отвлекается Тонкс от пугающих ее бумажек. - Кстати, вот и моя книга, - она замечает на столе Люпина один из томиков, первый, что она написала, тянется за ним, по пути цепляя из подставки еще и ручку, и выводит на титульном листе свой экслибрис, который придумала сама — причудливо переплетенные буквы D и T. Дориан Тонкин и Дора Тонкс — эти имена — одно и то же. Несмотря на свою ненависть к имени «Нимфадора», Тонкс нравится его ласковое сокращение. Дора — звучит довольно мило, не так тяжеловесно, как полный вариант, и именно так называют Тонкс ее родственники и самые близкие друзья. Только самые близкие. Остальные зовут ее лишь по фамилии, и никак иначе. Тонкс четко разграничивает круг своего общения, и ее всерьез обижает, если кто-то называет ее не так, как ей нравится.

Тонкс не была бы против, если бы Ремус назвал ее «Дора».

- Правда нравятся? - она возвращает Люпину книгу, и их пальцы случайно соприкасаются. Нимфадора краснеет и нервно закусывает губу. - Я писала их, чтобы не сойти с ума, - негромко признается она. - Мой отец… Его убили, и, чтобы пережить это, я начала писать. А потом… Сириус почитал, ему понравилось, я попробовала издать книгу, и… - Тонкс вздыхает. - И я уже жалею, что сделала это. Надо было писать в стол. Или публиковать в интернете на специальных сайтах. Мне же не деньги были нужны и не слава. И даже если я и не виновата, все равно кажется, что во всем этом — моя вина. Я как будто дала руководство к действию, понимаете? - Дора устало трет переносицу.

[nick]Nymphadora Tonks[/nick][status]я нечаянно[/status][icon]https://i.imgur.com/VPqpOe8.gif[/icon][sign]странно, опять не хватило воли. ты множишь окурки
// я   п и ш у   п о в е с т ь

https://i.imgur.com/IHtviNF.png https://i.imgur.com/VVsf3F8.png https://i.imgur.com/i9Iv6aO.png
[/sign][case]<a href="ссылка на анкету" class="namel">Нимфадора Тонкс, 25</a>  <div class="fandom">harry potter</div> <div class="info">ты стоишь своих откровений. я верю, что тоже стою. <a href="http://crossreturns.rusff.ru/profile.php?id=467" class="links2">ты</a> - гений, я - тоже гений, и, если ты ищешь, значит, нас двое</div>[/case]

Отредактировано Nymphadora Tonks (2019-10-14 22:35:55)

+1

7

//если страх заставил, как будто волка, бить по всем, кто мог бы ещё помочь, привыкаешь к слабости, как к осколку, что болит в грозу и плохую ночь. я лежу, лелея её, как сына, — он пока не умер, но ночь длинна. эта слабость с виду совсем невинна, но я помню, помню, где в том вина//

Веселая девчонка, подумал Люпин и невольно улыбнулся, хотя за годы напряженной работы и собственных проблем со здоровьем лицевые мышцы, казалось, отвыкли от такого выражения. Но пока эта Нимфадора Тонкс - кажется, так ее звали? голова трещала по швам, и запоминать даже важную информацию становилось все труднее, так что Ремус уже всерьез начинал опасаться, что потеряет квалификацию, - тараторила и успевала выдать целую тираду, причем далеко не без юмора, несмотря на сложную ситуацию, Люпин только успевал кивать, слушать и размышлять. Ну и еще можно было попытаться задавать вопросы по ходу. Впрочем, такими были и его друзья - и Сириус, и Джеймс, - так что ему было не привыкать.

- Ну что значит - не похожа на писателя? Кто сказал, какими должны быть писатели и как они должны выглядеть?
- Ремус улыбнулся наивности девушки. - А то, что они все умерли - это и вовсе глупость несусветная. Мне очень "нравится", - Люпин поморщился и изобразил пальцами кавычки, - когда считают, что все важное, прекрасное и заслуживающее внимания уже создали в незапамятные времена, и больше ничего создано не будет. Что же нам тогда остается, деградировать? Тогда зачем мы учимся, получаем образование вопреки трудностям? Зачем нам даны способности и желание их развивать? По мне, грешно не развить свои способности. И если бы ни один человек не признал за собой право создать что-то великое, в истории не было бы ни одного великого деятеля и ни одного великого поступка. Кто знает, может, следующими будет кто-то из нас?

Закончив с философией, Ремус снова поморщился от головной боли, и тут же открылась  новая сторона Нимфадоры Тонкс - она еще и очень добрая и заботливая. Нет, серьезно, разве недобрая девушка станет предлагать  незнакомому человеку сразу же свою помощь и даже таблетки? Честно говоря, как любой больной человек, он не очень любил, чтобы его жалели. Но друзья частенько предлагали заботу, пусть даже и не зная о сути проблемы, и он научился ценить искреннюю поддержку.

- Нет, спасибо, у меня свои есть, - Люпин достал свои лекарства, бутылку с водой и запил таблетки под бдительным оком Тонкс. - Я не терплю, не волнуйтесь, это я просто устал... А Сириус - он один из моих лучших друзей, я его знаю еще со времен учебы. Я бы доверил ему свою жизнь. А вы откуда его знаете? - Ремус снова доброжелательно улыбнулся. Ведь и правда Сириус, плут такой, не сказал, откуда знает знаменитого писателя, просто пообещал устроить встречу. Люпин не стал строить предположений, откуда они могут быть знакомы - будучи детективом, привык иметь дело с фактами. Хотя кое-какие подозрения все же закрались...

Получив автограф от Нимфадоры, Ремус взял книгу все с такой же теплой улыбкой. Девушка поделилась с ним, и он почувствовал, что хочет поделиться с ней. Хотя бы отчасти.

- А я читал их, чтобы не сойти с ума. В самые трудные минуты своей жизни. Всю жизнь, когда мне приходится круто, я читаю детективы. Может, это и повлияло на выбор профессии. Для меня это истории не об убийствах, не о жестокости, а о героях, о силе воли и духа, о тех, кто даже перед лицом опасности не теряет самообладания. В последнее время меня спасали именно ваши книги. И хватит вам винить себя. Ни в коем случае не нужно было писать в стол. Я ведь вам сказал - каждый делает из книги такой вывод, какова его душа. В конце концов, и ножом можно хлеб резать, а можно человека убить.

+1

8

https://i.imgur.com/3H5ieWP.png
Мир, дорогой мой, полон схожих историй.
Жизнь, любовь, предательство, месть, бегство - все это скучно и все это уже было... © Дмитрий Емец
https://i.imgur.com/3H5ieWP.png

Отлично, думает Тонкс, теперь она несет «глупость несусветную». Вот и как ее будут воспринимать всерьез, если с первых же слов ее речь кажется глупой? Люпин еще и говорит с ней так… как учитель, который объясняет урок неразумному ребенку. Как будто Тонкс с ним спорит. Но… улыбка у него красивая, пусть и снисходительная. Так улыбаются взрослые, когда дети с уверенным видом говорят что-то глупое — например, рассуждают о существовании Санта-Клауса или утверждают, что видели в саду порхающих по цветочной клумбе фей. Вот только никакой Ремус Люпин не взрослый — Тонкс точно это знает. Ремус — ровесник ее дяди Сириуса, а Сириуса нельзя назвать взрослым даже в шутку. И поэтому хочется спорить, доказывая не столько свою правоту, сколько свою возможность быть правой и равной.

- Между прочим, вы сами даже не подумали, что я и есть — писатель, - фыркнула Тонкс. - Значит — не похожа. Нет, я не обижаюсь, я же сказала, что мне так даже больше нравится, когда я вроде бы известная, а вроде бы и нет, по улице хожу спокойно, поклонники не донимают. Но на самом деле — как ни крути, а все создано до нас. Это не значит, что нам остается деградировать, просто сложно создать на самом деле оригинальную историю, особенно если она затрагивает человеческие отношения. Потому что все это уже было. Но мы все равно стараемся создать что-то новое и придать историям иные краски, и каждый, кто создает что-то, хочет быть оригинальным… У некоторых — получается, - Тонкс пожимает плечами. - Вот у меня получилось вдохновить маньяка. Может, он войдет в историю со своими кровавыми убийствами, как Джек-Потрошитель, - она нервно смеется. Не так Нимфадора хотела прославиться — да она вообще не хотела прославиться. Во всем виноват энтузиазм Сириуса. Но и себя Тонкс тоже винит, конечно — больше всех остальных винит себя. Она не могла знать, но все равно чувство вины сжимает грудь — чувство вины и ненависть к тому зверю [ не человеку, а именно зверю ] , который посмел использовать ее фантазию, которая спасала ей жизнь, чтобы отнять жизнь чужую.

Тонкс внимательно наблюдает, как Люпин пьет таблетки, и сама себе напоминает отца — Тед точно так же смотрел на нее или маму, когда у них что-то болело и они нуждались в лекарствах. Иногда Нимфадора отказывалась пить их, отмахивалась, мол, и так пройдет — а папа садился напротив, ставил перед ней стакан с водой и блистер с таблетками, и терпеливо ждал, пока дочь не сдастся под его взглядом. Тонкс сдавалась каждый раз.

- Да, я понимаю, Сириус тоже устает, - задумчиво произносит она. - Ругается, говорит, что ненавидит свою работу, что уволится завтра же, но на самом деле никогда не уйдет — он считает работу детектива своим призванием, и правда любит ее. Думаю, я бы тоже доверила ему свою жизнь, - говорит Тонкс, понимая, что это правда — доверила бы. - Он очень верный и храбрый. И не отступается от своих слов — никогда. Ему я и обязана своей популярностью, кстати, - улыбается Тонкс. - Он первый прочел мою книгу и сказал, что она заслуживает, чтобы ее напечатали. Сам отнес в издательство рукопись… Он очень заботится обо мне и любит меня, - улыбка Нимфадоры становится нежной и ласковой. - Он мой дядя, - добавляет она, и прыскает от смеха, прикрывая ладонью рот. - А вы что-то другое подумали? Ох, действительно, учитывая наш возраст и отношения… - Тонкс смеется громче. - Нет-нет, Сириус — мой дядя. Двоюродный брат моей матери. Но так как он старше совсем не намного, мы скорее друзья. У меня нет парня, - зачем-то уточняет Тонкс. - Никого нет. Живу с матерью. Раньше еще и с папой, но… - Тонкс печально опускает глаза.

Она слушает Ремуса и не может поверить — ее книги кого-то спасали? Они были прочитаны не только ради развлечения? Кто-то находил утешение в написанных ею строчках? Значит, не всегда Тонкс говорит глупость несусветную? Значит, некоторые сказанные ею слова, вылитые на бумагу, могли затронуть чью-то душу, и, более того — спасать от тоски?

[indent]  [indent] ведь на самом деле Нимфадора именно этого и хотела
[indent]  [indent] хотела спасать своим творчеством не только себя
[indent]  [indent] один известный классик [ кажется, русский ] сказал «глаголом жечь сердца людей»
[indent]  [indent] и Тонкс хотела именно этого
[indent]  [indent] зажигать сердца и разгонять грусть

- Ох, - Дора неловко улыбается. - Я очень рада. Правда, я так рада, что мои книги помогали вам. Если они смогли… если я смогла спасти вас, то я точно перестану винить себя! - решает она. - И буду писать еще. Может, вам понравится то, что я напишу дальше, хотя сейчас я работаю не над детективом — не могу заставить себя писать в этом жанре сейчас — а над любовным романом. Пробую себя в чем-то новом, хотя пока что у героев даже имен нет…

[indent]  [indent] да, имен у персонажей нет,
[indent]  [indent] но есть история о девушке из богатой семьи,
[indent]  [indent] почти принцессе,
[indent]  [indent] аристократке голубых кровей,
[indent]  [indent] и обычном юноше из бедной семьи,
[indent]  [indent] у которого нет ничего, кроме его любви к той самой девушке-принцессе,
[indent]  [indent] сердце у которой черное,
[indent]  [indent] но любовь парня помогает ей измениться

- Ладно! - решает Тонкс. - Давайте заниматься делом. Только… - она показывает на бумаги. - Вы правы, я глупая — мало что понимаю из всего этого. Писать просто, а вот на практике — поняла, что все забыла. Поможете? - улыбка становится виноватой.

[nick]Nymphadora Tonks[/nick][status]я нечаянно[/status][icon]https://i.imgur.com/VPqpOe8.gif[/icon][sign]странно, опять не хватило воли. ты множишь окурки
// я   п и ш у   п о в е с т ь

https://i.imgur.com/IHtviNF.png https://i.imgur.com/VVsf3F8.png https://i.imgur.com/i9Iv6aO.png
[/sign][case]<a href="ссылка на анкету" class="namel">Нимфадора Тонкс, 25</a>  <div class="fandom">harry potter</div> <div class="info">ты стоишь своих откровений. я верю, что тоже стою. <a href="http://crossreturns.rusff.ru/profile.php?id=467" class="links2">ты</a> - гений, я - тоже гений, и, если ты ищешь, значит, нас двое</div>[/case]

Отредактировано Nymphadora Tonks (2019-10-14 22:36:52)

+1

9

//я устал быть пришлым, устал жить прошлым, что имел хорошего — было ложью. всё умрет, останется только суть. для того вступил я на этот путь//

Ремус слушал эту юную эмоциональную девушку, по-детски непосредственную - да, но не глупую, нет, отнюдь не глупую. Наоборот, она восхищала его тем, с какой преданностью отдавалась своему делу, сколько души она вложила в каждую свою книгу - а то, что она вложила туда душу, было несомненно, такие люди не умеют работать спустя рукава, да и вообще ничего делать спустя рукава не имеют - они отдаются полностью всему, что делают, будь то работа, творчество, дружба или любовь. А эти качества характера очень импонировали Люпину - он не выносил легкомысленных, поверхностных и безответственных людей. Хотя его друзей - Джеймса и Сириуса - и можно было назвать таковыми на первый взгляд, но Ремус-то знал, что они - самые надежные люди из всех, кто только окружал его когда-либо. И Тонкс была из таких - если ее и можно было обвинить в легкомыслии, то лишь на первый взгляд, но он уже успел ее пристально рассмотреть, недаром же был детективом, причем таким, который всецело отдается работе.

- Я снова позволю себе быть старым занудой и процитирую еще одного писателя: "Все уже написано. К счастью, не обо всем еще подумано", - Люпин улыбнулся извиняющейся улыбкой. - Пожалуй, только это я и могу - зубрить и цитировать книжки. Зануда, верно? Но эта цитата всегда вдохновляет меня, если вдруг становится грустно, и кажется, что я не в силах ничего изменить в этом мире. Если так подумать, профессия детектива так же бесполезна - природу людей не изменить, они всегда будут совершать преступления. Но нужно пытаться. Нужно делать то, что в наших силах, чтобы сделать этот мир лучше. Ведь он состоит из нас.

Ремус снова устало вздохнул. Иногда становилось психологически тяжело день за днем работать исключительно с количеством зла в этом мире, с самыми дурными сторонами людей. Но он знал, понимал, что не имеет права опустить руки. Ни как детектив - перед нескончаемым потоком преступности, ни как просто человек, Ремус Люпин - перед своей болезнью. Он должен бороться.

- О, Сириус... - Люпин улыбнулся, слушая, как Тонкс говорит о его друге - все именно так, верный и храбрый, и перед его неуемной энергией никто и ничто не устоит, если уж он решил чего-то добиться. - Ваш дядя? Тогда это все объясняет. Вы так похожи по характеру... Вы тоже верная и храбрая, как я посмотрю, - улыбка Ремуса стала шире. Он знал, что у Сириуса много родственников, но также знал, что Блэк почти ни с кем из них не ладит, поэтому лишний раз не спрашивал друга о его семье. Что ж, выходит, не все так плохо, и как минимум один приятный родственник у Сириуса есть. Очень приятная родственница...

- Вот! - видя воодушевление Тонкс, Люпин даже сам обрадовался - на душе стало теплее от того, что он смог подбодрить такую хорошую девушку, которая совершенно напрасно на себя наговаривала. - Вот так держать! Не для того вы писали истории о сильных людях, чтобы чья-то больная фантазия вас сломила. Ваши герои противостояли преступникам и негодяям, и вам стоит взять с них пример, - он снова мягко улыбнулся. - Да, мне очень помогали ваши книги - собрать себя, не потерять присутствие духа... И я очень рад, что вы продолжаете писать. Конечно, меня вряд ли можно назвать поклонником романтики, но умение творить в разных жанрах не может  не вызывать уважения.

Ремус вернулся к материалам дела и перелистал папку.

- Ну что вы. Я никогда не говорил и не имел в виду, что вы глупая. Прошу прощения, если меня можно было так понять. Должно быть, я снова не удержался от морализаторства - друзья говорят, что мне бы учителем быть, - он усмехнулся. - Просто в вашей работе немного другая специфика, чем в нашей. Но есть кое-что и общее - внимание к деталям, например. Смотрите - здесь все подробности убийств. Кого, как, каким способом... Неприятное чтение, конечно, но необходимое - для того, чтобы понять, кто и зачем это мог сделать. Почитайте и скажите, какие идеи у вас появятся.

Отредактировано Remus Lupin (2019-10-15 14:31:50)

0


Вы здесь » WonderlandCross » Воображение Не Знает Границ » опусти руки, отведи взгляд