новости от 13.10 халява на посты пытаем прю котачелла
диалог с амс • банк • подарки • амс • игра
гостевая • нужные • секрет безумия • роли • правила •
— Сидишь? — бесцеремонно Табаки устраивается рядом и ещё долго рассматривает горбоносый профиль друга — тонкий и неестественно красивый. Отъехав чуть вперед, он останавливается совсем рядом с Лордом, пытаясь найти точку, в которую он вперил взгляд, ища что-то там, где нет ничего. — Ну сиди, — наконец произносит он, почему-то чувствуя себя неуютно, как будто залезает на чужую территорию и впервые осознает это. читать дальше// чудесатый пост Шакала.
Чудеса существуют, единороги мирно щиплют зеленую травку, гномы искренне верят, что отыщут свою единственную-неповторимую. Вампиры и оборотни живут среди нас. Чеширский котик незримо следит за каждым своими яркими глазами-полумесяцами. Животные разговаривают, стоит лишь прислушаться. И попасть в сказку, оказывается, так просто нужно только ... [пройдите по ссылке хд] .. только очень сильно захотеть, загадать желание на падающую звезду или радугу. И все случится. Здравствуй, дорогой друг! Привет, bonjour, hello! Смотри, метеоритный дождь! Мир полон чудес.

WonderlandCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » WonderlandCross » В Чертогах Разума » Let it all burn


Let it all burn

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Let it all burn
aether x pensees - about you
she was almost in love.
he was almost good for her.
she almost saved him.
he almost waited.
she almost lived.
they almost made it.

https://i.pinimg.com/564x/4d/e6/a5/4de6a5ea4b6127f30e86019a8cceac00.jpg
[Dean Winchester, Jo Harvelle]
Небольшой городок в штате Кентукки, типичная забегаловка с кофе и бургерами

Есть те, с кем ты прощаешься навсегда. Укутываешь воспоминания и прячешь их подальше, убеждая себя, что так будет лучше. И живёшь дальше в мире, полном чудес, но - как назло - тебе чудес почти не перепадает. Пока однажды мир не решает, что пора посмеяться над твоим маленьким мирком, где тебе всё кажется привычным и устоявшимся. Со всеми монстрами и демонами. Или может всё же это не злая шутка мира, а маленький подарок судьбы, за всё то плохое, что успело произойти?

+3

2

Ночь накрыла Кентуки плотным звездным одеялом Морфея, постепенно смолкал дневной гомон, улицы городов пустели, погружая Америку в относительную тишину. Дорожное полотно темной серой лентой услужливо расстилалось под колесами черной Импалы, мчавшейся все вперед и вперед под звуки классического рока. Дальний свет фар разгонял тьму впереди, в то время как ни один в мире свет не был в состоянии разогнать тьму в душе охотника. Боковое стекло опущено до предела, впуская в салон свежий порывистый ветер, Дин немного щурился, так как давно не спал и временами потирал глаза свободной рукой, чей локоть слегка высовывался наружу. Обычно охотник раздирался бы в подпевке любимой группе, барабаня по рулевому колесу руками в такт, но не сегодня. Слишком напряженные выдались деньки, годы....вся жизнь. Пройдя через смерть, кровь и боль они с братом все также как и раньше могли ссориться и разъезжаться в разные стороны и этот раз не стал исключением.
Двухдневная щетина покрывала подбородок мужчины, придавая лицу несколько усталый вид человека, изрядно потрепанного жизнью, хотя по факту так и было. Музыка уже не слишком помогала отвлечься, глаза предательски щипало и только порывы ветра не позволяли уснуть прямо за рулем. Стоило где-нибудь остановиться, снять замшелый маленький номер, который с большой натяжкой можно будет назвать номером в мотеле и наконец отдохнуть. Пробежавшись глазами по указателю, Винчестер вскоре свернул на стоянку у придорожного мотеля, призывно мигающего не совсем исправной подсветкой указателя, однако охотник уже мало чему удивляется. Главное, чтобы в номере был душ и кровать, остальное волновало не так сильно. Свободных парковочных мест оказалось предостаточно для того, чтобы разместить свою детку на лучшем месте, дабы даже из окна номера можно было видеть ее. Он довольно трепетно всегда относился к машине, признавая Импалу своей единственной горячо любимой женщиной. Заглушив мотор и потерев лицо руками, мужчина не спешил выбираться из салона, усталым видом осматривая скудные обшарпанные стены мотеля. Ему уже сорок, а ничего не меняется и так бесконечное количество раз. Коротко выдохнув, Винчестер достает из замка зажигания ключи, бросая их в карман куртки, поднимает боковое окно и негромко хлопает дверью, несколько секунд рассматривая собственное отражение на машине. Ему действительно стоит отдохнуть.
За стойкой в холле его встречает упитанный лысеющий старикан, не выпускающий сигарету даже тогда, когда ее пепел падает на листы регистрационного журнала. Дин ставит закорючку в нужной графе, естественно не под своим настоящим именем. У них с братом уже плотно вошло в привычку выставлять себя за других, прикрываться поддельными удостоверениями, примерять на себя чужие роли.  Настолько плотно, что за вереницей фальшивых лиц периодически теряли самих себя, укрывая в глубине души секреты друг от друга. При входе в номер дверь тихонько скрипнула, повеяло немного плесенью, но в остальном жить можно. Света уличных фонарей вполне хватало для того, чтобы пройти вглубь комнаты, бросая сумку у кровати и коротко осмотреться по сторонам. Небольшой холодильник, издававший странные звуки при очередном включении, оказался пуст, а значит стоило нанести визит в ближайший круглосуточный супермаркет, затариться там несколькими банками пива, упакованными в вакуумную упаковку бургерами и какими-нибудь конфетами, чай не святым духом питался, но прежде, прежде Дин собирался поужинать.  "Ну здравствуй, очередной кабак, я снова здесь", мелькнуло в голове, едва Винчестер очутился в задымленной небольшой забегаловке. Завсегдатаи уже успели надраться в хлам, заказать себе по порции мягкого салата, чтобы спать было приятнее и мягче, некоторые пытались заказать себе еще, гортанно гогоча и проливая пиво, в общем и целом смотреть тут было не на что. Дин протолкнулся к стойке бара, умудряясь занять свободное местечко, но не спеша что-либо заказывать. Бармен был немного занят и подошел только через минуту с лишним, что позволило охотнику немного осмотреться, кому-то по соседству улыбнуться, почти формально, но упорно кося под чудака. Все как всегда, в своей манере.
- Скотч, - коротко бросает бармену, хотя где-то в подсознании был уверен, что хотел заказать совсем не выпивку, а что-нибудь поесть. Однако, очевидно, у судьбы были другие планы. Что же, надраться тоже ему не помешало бы, забыть про сложный разговор с Сэмом и решение разъехаться на время, а может навсегда, как карта ляжет. Спиртное испарилось из стакана в одно мгновение, охотник даже не успел заметить этого, утвердительно качая головой бармену, чтобы повторил. Потом еще раз и еще. Говорят, что бармены и таксисты неплохие психологи, они смогут разговорить любого или выслушать, кому что больше нужно, вот только Дин отнюдь не горел желанием выкладывать все то, что на духу висело мертвым грузом, поэтому лишь молчаливо и легко постукивал по краю стакана. Ещё. Он не смотрел по сторонам и не искал на задницу приключений, рассматривая золотистую жидкость на дне стакана. Алкоголь приятным теплом разливался по венам, оставаясь ячменным привкусом на губах. Впервые в жизни Дин забыл про то, что иногда необходимо что-то есть, поэтому три стопки скотча уже пустили корни, опьяняя отравляя кровь. Мутнея разум вновь и вновь забрасывал Винчестера в прошлое, поднимая ил со дна, тревожа былые раны и пьянка ради забытья вдруг превратилась в откровение самого с собой, словно Дин себя же вызвал на разговор. Мужчина ухмыльнулся сам себе, облокачиваясь о деревянную столешницу руками, налегая сверху грудью и не сводя ярко-зеленых глаз с журчащей струйки скотча в свой стакан. Которая по счету порция? А пес ее знает, еще немного, еще чуть-чуть и будет достаточно, чтобы вернуться к себе в номер и уснуть мгновенно, еще на подлете головы к подушке.
Всю свою жизнь они с Сэмом лгали. Чужим и незнакомым людям, друзьям и родственникам и в конце концов друг другу, что стало с братьями теперь? Выросли? Надоели друг другу? Понятное дело, что невозможно жить вдвоем, постоянно колеся с места на место, убивая демонов и прочую нечисть, разбираться с Люцифером, Богом, ангелами и при этом никогда не ссориться. К тому же Дин и Сэм хоть и являлись братьями, но разные во всем, с головы до ног, но от этого не становится лучше или проще принимать размолвки. Да, когда дело касалось личных переживаний Дина тот всегда отшучивался, даже если за глазами в глубине души скрывался дикий страх, проявляясь покалыванием на кончиках пальцев. Он мог вспылить и даже съездить пару раз братишке по лицу, но если вдруг понадобится жизнь отдать - да не вопрос. Не думая помчится хоть на край света ради этого упрямого младшего брата и то, что сейчас они вновь поодиночке не играло на руку. Они слишком сильно привыкли полагаться друг на друга, слишком многое пережили и многих вместе хоронили, чтобы так легко расстаться. И все же, как ни крути, Дин вновь один, рассержен и обижен. Старался переубедить себя в том, что прекрасно справится без младшего брата, но пока лишь протирал штаны в зачуханной забегаловке и беззастенчиво надирался.

+2

3

https://i4.imageban.ru/out/2019/09/29/e2e27b8dd28aee11d739b3cc266c346c.jpg https://i1.imageban.ru/out/2019/09/29/96145ca80e3fab9943f51d7164e86111.jpg https://i3.imageban.ru/out/2019/09/29/ced3cac84fe68655776125d66391aef8.jpg

Чернила накрывают крыши
Неслышно проникая в швы, и заполняют ниши
Чем ближе кипиш с патрулями слышен
Тем ты хуже спишь, во сне бежишь куда-то, чаще дышишь

Ночь проведенная в охоте, а потом в баре определенно сказалась на настроении девушки. Новости, которые на неё обрушил Сэм /ты сама просила, детка/ вновь надломили её дух /а может это просто похмелье/ и теперь она хмуро крутила руль машины, иногда бросая короткий взгляд в карту. Младший из Винчестеров сказал, что знает, как справится с вампирами и одному, раз Джо так услужливо помогла ему определить их точное количество, поэтому он докинул девушку до её машины и скрылся в лесу. А Джо еще какое-то время стояла, напряженно вслушиваясь в тишину и решая как ей дальше быть. Ужасно хотелось спать. Даже выпитый алкоголь и присутствие близкого человека не смогли развеять её ночных кошмаров, а ведь придя в номер отеля эти двое завалились по кроватям, как срубленные деревья. Пара часов беспокойного сна, в котором она снова ощущает когти и клыки адских гончих...

                                                Кто ж знал, что умирать окажется легче, чем засыпать.
                                                                           Кто ж знал, что заснув она будет умирать снова и снова.

Город её встречает угрюмыми осенними красками и промозглостью. В целом очень соответствует её настроению. Чёрный "Чарджер" привлекает взгляды прохожих, но среди них нет ни одного знакомого лица. А откуда бы ему взяться? Сэм поставил крестик на карте наобум, лишь предполагая куда мог направится его старший брат. /тебе уже выдали столько чудес, лимит исчерпан/. Глупо была надеяться, что Дин будет регистрироваться в гостиницах на своё настоящее имя, но она всё равно заезжает в каждую, пытается на словах объяснить кого она ищет, но чем больше она слышит отказов, тем сильнее жалеет, что покинула Сэма. По его лицу она видела, что тот не горит желанием возобновлять общение с родной кровью, но знала - попроси она отказа бы не последовало. На всякий случай проверяет телефон, на наличие пропущенных звонков или хотя бы сообщения. Где-то в душе волнуется, как справится там Сэм, но краем сознания. Темные щупальца отчаяния пробираются в душу, отравляя светлое предвкушение встречи, которой - по совести - не должно быть. Мучительное состояние предвкушения от выражения лица старшего Винчестера и страха от возможной правды. Ведь вполне может оказаться, что ей-то рады, но в её обществе больше не нуждаются.
           
                                      Мудрый человек однажды сказал: «Родство бывает не только по крови».
                                                         Не с неё начинается и не ей заканчивается.
                                                                  Вот и узнаем. 

Когда на город опустилась ночь, а вместе с ней вернулось желание бросить все поиски на глаза Джо попалась "Импала". Чёрная, сверкающая... Такая, какой она её помнила, когда Винчестеры остановились рядом с баром её мамы /вечность назад. целую жизнь назад/. От неожиданности блондинка даже резко тормозит и слышит /не слыша/ гудки и недовольные крики других водителей. Как под гипнозом паркует свой чёрный додж рядом и какое-то время сидит не шевелясь, лишь во все глаза разглядывая до боли знакомую машину. Медленно выходит и касается пальцами полированного капота, размазывая капельки дождя. Страх, что она ошиблась, обозналась заставляет её отшатнуться и решительно направится внутрь уныло выглядящей гостиницы.
- Владелец чёрной импалы в каком номере? - стараясь придать голосу беззаботный тон с улыбкой спрашивает Джо у курящего старикана. Тот несколько секунд изучающе смотрит на девушку, прежде чем кивает на кабак, зазывно мигающий дешевыми вывесками на другой стороне улицы. Ну да, классический Дин. Харвелл даже сильно не удивилась, про себя решив, что если не окажется охотника там, то будет караулить его у машины /если это конечно его машина/.

Я, попадая в тупики, всякий раз выдумывал дверцу
Исчез, но резко вернусь к тебе другом детства

Но одиноко сидящая и барной стойки фигура развевает любые сомнения. Даже странно, что всё вот так просто /ничего не просто, да, детка?/ и легко. Прозаичнее пейзажа, чем прокуренный бар, с тусклым освещением и придумать нельзя. Все режиссеры мира умиленно рыдают над такими классическими декорациями для драматической встречи. Что она может ему сказать? Привет, Дин, давно не виделись? Глупость какая. Он там же и подавиться своим пивом или виски, зависит от настроения старшенького. Но ноги сами упрямо несут её вперёд и, так и не решив что делать, Харвелл просто садится на соседний стул и глядя в зеркало за стойкой чуть улыбается бармену /Дину/.
- Виски пожалуйста. Лёд отдельно.
И замирает, отгородившись стеной волос от сидящего рядом мужчины. Даже, кажется, делать вдох через раз забывает. Только внимательно следит за мимикой через отражение. Боится сделать лишнее движение, но за стакан виски цепляется, как утопающий за спасательный круг. Если сначала она еще могла себя уговорить, что ничего страшного нет, а может это вообще не он, то теперь отражение говорило обратное.

                                                                                                            - Привет, Дин.
                                                                                                                            Давно не виделись.

Отредактировано Jo Harvelle (2019-09-29 14:37:48)

+2

4

Стопка за стопкой опрокидывались Винчестером внутрь, полностью игнорируя взгляды бармена. Он пока еще молчал, наливая до тех пор, пока клиент в состоянии расплатиться, однако дебош и драка никому не нужны, слишком часто приходилось собственноручно выкидывать из бара всякого дерьма. Копы приезжали не столь ретиво, полагая, что лучше и вовсе прикрыть этот рассадник пьянчужек, чем по два раза в ночь вывозить целыми машинами к себе в участок. Уж слишком много с ними хлопот и бумажной волокиты, но Дин не собирался дебоширить, по крайней мере пока. Он пропустит еще пару стаканчиков и мирно уйдет в сопровождении какой-нибудь блондинки после пятой стопки скотча. Охотник поднял взгляд на бармена и коротко кивнул, сопровождая данный жест едва натянутой улыбкой, кто он для него? Очередной источник дохода? Пьяница, который не знает когда нужно остановиться или человек, бегущий от семейных проблем? Уж вряд ли третий вариант кто-либо захочет рассматривать потому что в современном мире чужие проблемы и заботы других волнуют меньше всего. Вот и получалось, что столкнувшись с проблемами нормальный человек находит выход в алкоголе, оставленный без поддержки или доброго слова, без верных друзей или близких людей. Даже прекрасно понимая, что топить проблемы в алкоголе не резонно и расточительно, люди раз за разом это делают, надеясь на временное облегчение, а потом не замечают как окончательно спиваются. Для зеленого змия нет исключений и нет предпочтений, кто это будет: обычный работяга или охотник на черной Импале. Дин оторвал от стойки очередной стакан, сжимая его пальцами и поднося к губам. Взгляд изумрудных глаз светлеет, рассеивается, заставляя мужчину так и замереть на несколько секунд, вспоминая какие-то теплые моменты из прошлого, которых не так много было. Лишь после этого заглянув на дно стакана, слегка взболтав содержимое он переливает его себе в рот, катает на языке и проглатывает, уже дано ощущая как повело голову и на душе становилось легче. Еще пару стаканчиков и тяжесть ссоры и остальные проблемы вообще снимет, станет легко и даже поднимется настроение. Винчестер верил в это, а иначе зачем просиживать в затхлом баре и просто пить, явно не ради привычных нотаций со стороны младшего брата. "Сэмми", Дин на мгновение прикрывает глаза, понимая, что не важно в каком состоянии он приползет сегодня в номер, ошибочно называемый ими домом, никто не станет зудеть о неправильном поведении, никто не встретит его вообще.
- Может это и к лучшему, - негромко, сам себе под нос произносит Дин, пожимая плечами и поворачивая голову в сторону на соседа.
Охотник не засекал, сколько тут находится и вообще потерял счет времени, не отслеживая и соседей по барной стойке, которые постоянно менялись. Кто-то решил, что ему хватит? Не вопрос, его место еще не успеет остыть, когда окажется занято очередным посетителем. Взгляд все никак не мог сфокусироваться на сидевшем рядом человеке из-за количества выпитого, однако назвать Дина пьяным в хлам все равно не выйдет, он прекрасно осознавал где находится и кто такой. Взгляд скользнул по миниатюрной женской фигуре и светлым локонам волос, рассыпавшихся по плечам, лица ее не было видно, но   Винчестер как-то не слишком печалился по этому поводу. Тот факт, что произнесенная им ранее фраза могла быть услышана соседкой, не позволял в этом усомниться, уж слишком близко друг от друга стояли барные стулья, дабы разместить как можно большее количество седоков на них и, иногда, посетители могли касаться друг друга локтями, поэтому Дин еще раз окинул фигурку блондинки взглядом, слизал с губ остатки скотча и растянул уголки губ в пьяной улыбке.
- Благими намерения выстлана дорога в ад, - улыбка стала чуть шире, однако счастья в ней особо много не наблюдалось, но есть ли разница, если окружающим плевать на твои слова и на тебя в принципе. Никто не станет копаться в деталях и заглядывать в душу Винчестера, которая, как ему временами казалось, по-прежнему осталась в аду на крюках, мучимая Аластаром. Такое короткое, но ёмкое слово, состоящее всего из четырех букв, болезненно резануло слух. До сих пор, спустя столько лет и приключений, боли и горя, оно по-прежнему навевало дрожь, заставляя напиваться всякий раз перед сном, дабы не видеть сновидений, не подрываться в темноте с постели в холодном поту, цепляясь за остатки разума. Уж слишком многие приходили во сне, напоминая Винчестеру о себе и о той вине, которая лежит на нем. После суда Осириса над ним, и Джо, которая должна была свершить наказание, но в последний момент коснувшаяся его щеки своей ладонью, ни с братом немного поговорили об этом и Дин старался придавать себе максимально уверенный вид, кивая головой на спокойные слова Сэма о собственной вине. А в душе, в душе все осталось по-прежнему. Виновен.
Очередная порция уже в руках и пить уже намного легче, соседка даже не повернулась на его слова, вызывая лишь какой-то не слишком огорченный вздох. Очевидно подрастерял он все свое обаяние, но что-то заставляет Дина оторвать взгляд от прозрачного стакана и взглянуть на витрину с алкоголем за спиной бармена. Зеркальное отражение придает объемности и ощущение широты выбора у клиента, но то, что меж бутылок видел Дин, совсем не связано с заведением в принципе. Сначала охотник даже не поверил отражению, резонно посчитав его всего лишь плодом собственного воображения, но сколько бы он не пытался проморгаться и потереть глаза руками, оно не пропадало и не менялось. Перед собой Дин видел Джо. Вернее ее отражение, он быстро обернулся через плечо, обвел хмельным взглядом всех, ища в чужих лицах знакомое, но никого обнаружить так и не удалось, взгляд задержался на блондинке, что сидела рядом. Признаться откровенно, мужчина даже не узнал ее, хотя обычно, когда видишь что-то знакомое подсознание услужливо ассоциирует образ с уже знакомым человеком, но тут все иначе. Вероятно так произошло потому что Винчестер просто не ожидал увидеть Джо Харвелл здесь, совсем рядом от себя, ведь она умерла, защитив собой так легко, как много раз делал Дин ради других. Но как? Когда? И что она такое? Вопросов миллион роилось в голове, но мысли путались из-за алкоголя, хотя градус опьянения заметно снизился в крови. Он видел ее призраком, в том номере, он принял бы смерть от ее руки даже не сопротивляясь, но что-то тогда пошло не так и совершить расправу над ним ей не удалось. Возможно кара была просто отсрочена на время? Что же, сейчас вполне все реально повторить и рядом нет заботливого брата и все же мысли о подобном проскользнули в голове совсем  по краешку сознания и голос он узнал, когда она заказывала виски.
- Джо? - Винчестер позабыл о выпивке, сжимая пальцами стакан до побеления и даже не замечая этого. Его взгляд был устремлен на нее, сидевшую рядом, но  где-то в глубине души навязчиво мелькала надежда на то, что все это не реально, что он лишь видит сон или банально обознался. Вот именно сейчас коснется женского локтя рукой и  окажется, что это лишь видение, но вместе с этим сердце начинало биться чаще лишь о той мысли, что Харвелл вновь жива. Не важно как и когда, просто жива и невредима. Он сам не раз возвращался из таких мест, откуда нет пути назад, так почему бы ей не сделать то же?

+2

5

- Теперь всё. Увидимся на другой стороне. Скорее всего, раньше, чем позже.
- Сделай так, чтоб это было позже.


Хочет сделать глоток, но знает, что дрожь в руках сразу выдаст внутреннее напряжение. Продолжает глупо сжимать в руках стакан, чувствуя, как нагревается стекло, а вместе с ним и виски. Умирать, конечно, было страшнее, но... Но тогда всё становится предельно просто и остаётся только горечь /на губах и в невыплаканных слезах/ несовершенных поступков. А еще с тобой остаётся нарастающих холод в руках и слишком яркие краски. Иногда ей казалось, что она так и не смогла согреться. А потом вокруг только тишина и темнота. Пустота, как сказал бы кто-то. Хотя кто знает, какое слово будет правильным. Может ей повезло и она не попала в Ад. Или не повезло и она не попала в Рай. Везение штука очень относительная в этом мире. А когда ты всего лишь призрак, дух, застрявший в междумирье, то дорога вверх или вниз уже не кажется такой плохой.

Зато братья Винчестеры живы.
Зато у мира есть шанс на спасение.
Она ведь всегда в них верила.
Всё она сделала правильно.
Не о чем жалеть.
Даже если для этого пришлось умереть.

Не выдерживает и поворачивает голову. Смотрит в зеленые /любимые/ глаза и гонит от себя их последнюю встречу. Хочется сжечь все воспоминания о той боли, которую она видела в глазах Дина. Вырвать бы из памяти клок, в котором старший Винчестер смиренно ждёт исполнения своего приговора. Смыть бы потоками горячей воды те _не_правильные ответы, которые она давала. Только вот... Многое видится куда четче, когда ты умер. И Джо знала - скажи она, что все слова Осириса о её чувствах правда, то груз вины на душе Дина стал бы еще тяжелее. Слишком много недосказанных слов. Слишком мало времени.
Однажды она смогла подарить ему жизнь. Если и должна она подарить ему смерть, то спокойную. А вышло вновь подарить жизнь.

И вот они тут. Сидят в баре, таращатся друг на друга, похуже баранов перед воротами. Она уже видела это выражение лица у Сэма. Она уже слышала этот ошарашенный тон. Даже смешно, насколько братья похожи в мелочах. По прежнему похожи, как были, когда они расстались навсегда

Сделай так, чтоб это было позже.

Джо медленно делает глоток виски, не отводя взгляда от глаз Винчестера. Она так долго желала этой встречи, что теперь не знает, что делать и говорить. Она по всякому прокручивала варианты событий у себя в голове, то улыбаясь своим мыслям, то ощущая уколы грусти. Но ни в одной из них ни разу не было безымянного кабака, выпившего охотница и сомнительной публики /а ведь сейчас ей достался самый реальный вариант/. Охотница ставит свой стакан на стойку и касается пальцами запястья Дина.
- Отпусти стакан, иначе ты сейчас всё тут усеешь осколками стекла. - и остатками благоразумия, хочется добавить ей, но молчит. Чуть поджимает губы и сильнее сжимает пальцы на запястье. - Да, Дин? - ощущает себя глупой девочкой. Она ведь ничего даже у Сэма не спросила о Дине, сверх того, что младшенький рассказал сам. А это было ничтожно-ничтожно мало. Но и извиниться, уйти - сейчас будет еще глупее.
     
                                 
        /а в душе снова пустота. бесконечная темнота. холодное одиночество
                           и только падает пепел от пожара в магазинчике
                            падает пепел оголенный чувств и несказанных "прости"/

- Опережая твой вопрос - я не призрак. - наконец-то выдавливает из себя Харвелл и даже чуть улыбается. Сейчас она не будет спрашивать, что он там такое болтал про благие намерения и ад и что же там к лучшему. Она помнила /вместе с кучей других мелочей/, что Дин после ссор с братом всегда становится редкостным пессимистом, пусть и ловко скрывает это за выпивкой. Может и здешнюю публику, бармена и себя он обмануть может, то с ней этот трюк /уже/ не пройдёт. Люди только делают вид, что меняются, но продолжают годами таскать за собой свои грехи и сожаления. Она теперь об этом многое знает, ведь даже смерть не смогла стереть всего. Только вот люди привыкли цеплять на себя маски. Тысячи масок. /маску гордости тебе, Харвелл, маску шута - Дину, а маску невозмутимости - Сэму/ И прирастаю лживые лица, не содрать потом и ножом.

   /расскажи мне, чего ты боишься. расскажи мне, о чем ты мечтаешь перед сном. пусти меня - живую - в свою темноту/

Столько лет обоюдоострый страх.
До отчаяния,
До абсурда
И неумение жить, как все...

Алкогольные пары оседают на волосах, въедаются в одежду, /оплетают слова/, туманят взгляд. Выпитый виски обжег желудок, напомнив, что в своих поисках она совершенно забыла о еде. Но может это и к лучшему. Делает еще один глоток, теперь уже допивая остатки и жестом просит повторить. Она обещала Сэму, что наберется.... храбрости для этой встречи. Еще не поздно наверстать упущенное, а то и догнать Дина, который на глазах всё больше трезвел. Голова становится лёгкой ровно с той скоростью, которая нужна пустому желудку для впитывания алкоголя. Даже когтистая лапа страха не в силах удерживать её сердце в тисках и отпускает. Теперь главное сохранить шаткое равновесие, вышагивая между состояниями "трезвый, как стекло" и "пьян, как сапожник". Удержать баланс и не провалиться в пропасть "пила до отключки", но для этого нужен хороший пинок в спину, если не ботинком под зад.

Словами можно спасти.
Словами можно убить.
Подавитесь те, кто считает иначе.

Отредактировано Jo Harvelle (2019-09-29 18:21:13)

+2

6

Ну почему это произошло так внезапно? Когда вовсе не ждешь, когда расслаблен или пьян, когда заторможены все инстинкты, отравленные алкоголем. Это и в самом деле была Харвелл, живая, из плоти и крови, смотрела ему в глаза все теми же карими большими глазами. Так почему же у Дина в груди щемит сердце так, что не вздохнуть, словно его зажали в стальные тиски. Что не так стало с этим прокуренным баром или бармен, старый лис, решил подмешать ему в скотч галлюциногена, почему эти стены стали давить на него, а в виски впивались сотни тонких игл. Она, теплая, сейчас. Без мертвенно бледного лица, не под контролем спятившего Бога и что не так? Мир спятил точно. Ее имя, слетевшее с губ еще несколько секунд назад несло в себе всего лишь выдох, Дин ошарашен, это правда, вдруг разом все слова и мысли улетучились из головы, рука все так же удерживает стакан со скотчем. Винчестер возвращался с того света и не раз, всегда не понимая выражения лиц Бобби, Сэма, а теперь вот и сам так же таращится перед собой не в силах сказать ни слова. В какой-то момент приходит осознание того, что стало все в разы сложнее, ведь груз вины, который он носил с собой не обжигал душу так как сейчас. Дин ни на миг не забывал о тех, кто отдал жизни ради спасения всего мира, кто жертвовал собой ради них с братом, каждый из них забирал с собой частичку его души, лишь увеличивая воз вины, который Дин все время за собой таскал. Едва ладонь коснулась собственного запястья, охотник вспоминает о стакане и медленно, не слишком охотно опускает на него взгляд, словно боясь, что Харвелл растворится в сизых клубах сигаретного дыма и только теплая рука, коснувшаяся его дарила хрупкую надежду. С трудом разжав по очереди пальцы, Винчестер отставляет недопитый им стакан на стойку, вновь поднимая взгляд на девушку. Если это чертова шутка, то слишком жестокая, слишком болезненная, слишком. Та встреча в мотеле, разговор на "суде", чтобы они не говорили, Дин знал истину и знал, где говорила неправду Джо, а Сэмми искажал факты, он и сам пытался одурачить Осириса, вообще не веря в те слова, что срывались с губ в том крашеном сарае. И вроде бы спасения желали оба, однако слишком глупо отрицать те факты, что приводились Богом. Он прав был, прав во всем и Дин это тоже знал и знали все, но так старательно играли. Сейчас же, видя Джо перед собой мужчина не находился с ответом, не думал, что получится свидится еще хоть раз.
Если так вдаваться в подробности собственной жизни, то он всегда был исполнен иронии, сарказма, пошлых шуток, а когда на душе было особенно погано, все это возрастало во много раз, смех, шутовство - все это было его личной защитой от мира и родных, позволяющей затолкнуть переживания, боль и горе поглубже в душу и запереть там на все засовы, показывать свой страх кому-то, даже Сэму? Пф, ну что за ерунда, такого просто никогда не будет, в конце концов среди них двоих серьезны был как раз младший брат, в то время как старшего вообще считали недалеким. Так и должно быть дальше. Бесстрашный, храбрый, обаятельный шутник и ловелас, отличный охотник и герой-любовник, вот тот Дин, которого все знали, так зачем же разочаровывать самого себя и остальных правдой. Он с легкостью мог отдать жизнь за брата, за семью, но искренне считал, что не достоин подобного в свой адрес. Эгоист. Дин - эгоист, втянувший брата в охоту только потому что ему было скучно одному охотиться. Дин - эгоист, решивший делать все по-своему всегда, только потому что он старший. Дин - эгоист, потому что не хотел быть должным кому-нибудь, но не всегда все происходило так, как хочется. Винчестер не хотел, чтобы Джо тогда заслоняла его от собак, пусть она или Сэм будут утверждать, что это все случилось слишком быстро. Не нужно было делать так. Только не ради него, он не достоин.
Винчестер смотрит как бармен подносит бутыль к ее стакану, как наливает виски, а в горле ком стоит и губы пересохли, так хотелось пить, внезапно. Не зная, что сказать, ответить он пропускает мимо ее слова о том, что она вовсе не призрак, однако в памяти всплывает та картина из прошлого, когда Бобби плеснул ему в лицо святой водой, не веря в воскрешение. Теперь-то стало наконец понятны его действия, хотя плескать Джо собственно и нечем, не виски же и все же. Дин не в силах отвести глаза, сидит на стуле словно примерзая задницей и нечего сказать. Совсем.
- Джо, - проявляется ему не свойственна подобная молчаливость и серьезность, но обстоятельства и общее, далеко не радужное настроение и душевное состояние не позволяют вновь шутить и дерзить. Не сейчас. Он все еще не верит. Хмель все туманит разум. Дин тянется рукой к ней, но осекается на пути лишь на мгновение. А после, потянув за руку на себя вдруг заключает в крепкие объятия. Вот просто так, прижав к себе, почувствовав ее тепло всем телом. Вдохнув волос до боли знакомый аромат, охотник обнимает девушку руками. Все без намеков и пошлоты, как брат сестру способен встретить, пожалуй Дин впервые рад, что не надрался до беспамятства и может помнить этот момент их встречи. Он был рад.
- Эй, это мое место, - донеслось откуда-то со стороны. Дин реагирует далеко не сразу, поэтому реакция и запоздалое веселье пришлось ощутить немного позже, - я к тебе обращаюсь, - над ним буквально нависал здоровенный мужик, которому вдруг не понравилось, что этот чужак обнимает девушку не спросив разрешения у завсегдатаев а, судя по его акценту, на "мое место", было понятно, что отступать никто и не думал. Обычно приезжих местные выделяют довольно быстро и относятся не слишком дружественно, а у этого быка даже глазные яблоки кровью налились, а из носа валит пар. Дин нехотя отпускает Харвелл, все еще не до конца осознает реальность происходившего, в то время как рука сама интуитивно нашаривает стакан с недопитым скотчем. Сейчас совершенно не хотелось затевать разборки с местными, поэтому Дин все еще молчит.
- Это. МОЁ. Место! - Каждое слово словно отчеканено. Похоже Винчестеру следовало сматывать удочки, если не хотелось получить в бубен, потому что с другой стороны нависала еще одна горилла, очевидно дружок первого. Постепенно, к охотнику возвращался его старый добрый сарказм, пусть и сильно сдобренный усталостью и ошарашенностью встречи с Джо. Однако он поднял брови, делая глоток из стакана. Кубики льда, брошенные барменом, совсем новые и весело звякали о стенки стекла. - Ты его занял!
- И что? - Отвечает Винчестер, в котором медленно, но верно просыпался тот прожигатель жизни, коим был Дин раньше, словно и не было ссоры с Сэмом, долгой поездки и дикой усталости, а так же эмоциональной встречи с Харвелл. Наглая уверенная ухмылка расцветает на губах, охотник слегка разворачивается к верзилам на стуле, переводя взгляд с одного на другого. - Побежишь жаловаться мамочке? - Он отчетливо понимал, что в данную минуту лишь пришпоривает коней. Раздражает быков красной тряпкой, но ничего с собой поделать не мог. Очевидно два друга, прессовавшие его рассчитывали на, несколько иную, реакцию, потому как быстро переглянулись между собой. Лишь после этого охотнику показалось, что он слышит тихий рык. Серьезно? Эти два имбицила с мозгом меньше чем у страуса, затеют драку из-за места у стойки бара? Дин аплодировал стоя. В душе, конечно. Внешне мужчина оставался таким же уверенным в себе и наглым, явно нарываясь на драку. Вопрос знатокам. У кого первого сдадут нервы?
- Что ты сказал? Повтори! - Тот, что стоял рядом гневно прищурился, непроизвольно выдвигая нижнюю челюсть вперед, для устрашения. - Я же тебя урою, гаденыш! - Винчестер, не меняя выражения лица лишь крепче перехватил стакан с водой, немного прищурившись.
- Кажется я улавливаю в ваших словах некоторую враждебность? - Он играл словами с легкостью, смотря открыто в лицо тому, от кого исходила явная угроза. - Вы входите в мир волшебных фантазий. Не только зрительных, слуховых, но и умственных. В мир знаков и идей. Видишь мебель двигается? - Он сделал такое лицо, словно в помещении и правда творилось что-то мистическое. Не хватало только приложить палец к губам и потребовать тишины, чтобы расслышать тревожную музыку непознанного.- Можешь так? - Дин поднял свободную ладонь вверх, двигая из стороны в сторону только мизинцем и указательным, оставляя два других между ними, в покое. Громила едва ли понимал, что происходит, все это отчетливо читалось по выражению его лица и охотник не стал заставлять "ребенка" ждать сладости на Рождество, обрушив удар другой рукой, сжимавшей стакан со скотчем тому об голову. Стакан, разлетелся на тысячи мелких осколков, раня острыми гранями бритый череп мужчины и руку самого Винчестера. Время веселья!
Ошарашенный мужчина непроизвольно подтянул руки к голове, прикрывая место удара ладонями и пропуская, тем самым несколько ударов по корпусу, открываясь в самых неподходящих местах. Естественно, как это бывает в жизни, все заведение буквально зависло. Люди за соседними столами замерли, кто-то боролся с истошным криком, закрывая рот рукой, обычно это женщины, кто-то уже тянулся к телефону, но никто даже не подумал остановить разгорающуюся драку. Дин же схватил хама за шиворот и пояс брюк, дабы провести им, как тряпкой для пола по поверхности барной стойки, попутно сшибая стаканы с пивом, пиалки с орешками, а также тарелки с недоеденными блюдами. Бармен едва успевал убирать бутылки с дорогим алкоголем, с оживлением наблюдая за процессом избиения. - Кто-нибудь хочет подать крученый мяч? - Отдышавшись усмехается он, смотря как парень медленно приходит в себя после некоторого шока и удивления. Вечер переставал быть томным.

+3

7

Небо ложится свинцовым грузом на плечи;
Вытесняет из памяти все случайные встречи,
Обрыдшие лица, маски, лестницы, птиц
И зверей, что мы рисовали на стеклах.
Скорей приходи, мне так холодно, слышишь?
Dee Waste - Молчание

Молчание определенно затягивается и девушке все больше и больше становится неловко. Неловко за своё появление. Неловко за то, что она выжила. Неловко за то, что так стремилась найти братьев. С Сэмом было в разы легче, но с Сэмом у неё и не было столько недомолвок. Мысли уже пустились в свою бешеную скачку любимого "а если?". А если бы она тогда, в её последнюю ночь на земле поддалась соблазну? А что если она бы смогла найти слова, убедить Дина, что можно дать волю чувствам? Что если бы она убедила себя, что для охотников может быть другая жизнь? Если бы она выложила всё на чистоту на суде? Что если бы она вообще не умирала? Вопросы, на которые она никогда не решиться спросить ответы. Потому что правда может оказаться слишком сильно, слишком больной. Потому что тогда все её надежды вернуться в стезю охотников, пополнив собой тандем Винчестеров тогда разобьются в дребезги. На миллион осколков, которые она не захочет собирать.

                                                                         /Я напишу тебе сотню сказок и буду читать их перед сном.
                                                                          Посвящу тебе тысячи глупых слов.
                                                                          А потом вспомню, что тебя не существует/

Когда Джо уже хочет убрать руку, в шутливой форме извинится, что не предупредила звонком и уйти, Дин порывисто её обнимает. Джо закрывает глаза, обнимая Винчестера за пояс и выдыхает всё напряжение жившее с ней последние несколько часов. Охотник пахнет виски, кожей, порохом и чуть-чуть, у самой кожи, одеколоном. А еще он пахнет покоем, пусть и не располагают к покою искрящие между ними эмоции. Лёд сломлен и не надо уже скрываться в ночи, нажимая педаль газа старенького "доджа", не надо заваливаться в номер к Сэму, без слов открывая бутылку виски. Не придётся отводить взгляд от понимающих глаз младшего из братьев. Она знала, что Сэмми поймёт её и без слов. /А потом устроит брату очередную головомойку/.
Теперь она готова поверить что жива. Может ей не долго придётся топтать эту землю, ведь век охотника редко заканчивается в собственной постели. Может её воскрешение злая шутка судьбы и эта маленькая сказка окажется слишком короткой для них всех. Все эти может... Если... Как же она от них устала.

            Можно сказать вселенной: «Это нечестно». И услышать в ответ: «Правда? Что ж, извини».

Но короткий момент счастья и радости для двоих, которым нужно сказать слишком многое, бесцеремонно прерывается. Джо скидывает голову от плеча, в которое так удобно было уткнуться лбом и неодобрительно смотрит на выпивох. Закатывает глаза, борясь с желанием хлопнуть себя по лбу ладонью и нехотя расцепляет руки. Она это уже видела и не раз, в баре её матери. Даже сейчас всё было настолько старо, что она на мгновение ощутила родной запах "Дома у дороги Харвеллов" и оглянулась в поисках Эллен. Но успела себя одёрнуть до того, как этот жест стал слишком заметным.
Зато вот Дин явно почувствовал себя в своей стихии. /Это же не с умершей подружкой разговаривать. Действительно/ И это тоже Джо уже видела сотни раз, что даже чуть чуть становилось скучно. Хитрый лихач Дин. Что с него взять, кроме анализов? Харвелл отступает на шаг в сторону, с удовольствием наблюдая за разворачивающимся представление и даже фыркает от смеха, когда заводила ведется на трюк охотника. Первые сорок лет самые сложные в жизни мальчика, всегда говорила Эллен и посылала в сторону Дина неодобрительный взгляд.

- Ох, чёрт подери, - выдыхает Джо, слишком увлекшаяся представление. Дружок мужика, который только что "весело" проскользил по барной стойке, уже заносил, вызывающий уважение кулак, над головой Дина. Блондинка одним глотком осушила стакан - не пропадать же добру - и в два шага оказалась рядом с верзилой. Простой, но действенный приём, который она освоила еще в детстве не подкачал и на сей раз: несчастный сначала схватился за свои бубенцы, пораженные коленом Харвелл, а потом и за нос, которому досталось всё то же колено. Джоанна еще услужливо "помогла" ему улечься на пол и повернулась к своему спутнику. Неосознанно уперла руки в бока /как мама/ и смерила Винчестера неодобрительным взглядом.
- Я рада, что ты не изменяешь своим традициям устраивать пьяные потасовки. Но... - её взгляд упирается в окровавленную руку охотника и что же там было за "но" уже никто никогда не узнает. Только и ругается сквозь зубы, переступая через поверженного противника.
                               Мама, когда я успела так вырасти, что это я теперь разнимаю пьяные дебоши?
                               Мама, когда я стала достаточно взрослой, чтобы стыдить напившихся мужчин?
                                Мама, я так хотела стать взрослой, стать охотником и что бы ты мной гордилась.
                               Вот я стала взрослой, стала охотницей, а тебя нет рядом и разнимаю мужчин я.

Хватает с одного из столов салфетки и чуть ли не швыряет их в лицо Винчестера. Ощущает, что начинает злиться на него, но где-то в глубине души забавляется: всё как в старые-добрые времена, когда он калечится, а она приходит на помощь. /как в старые добрые времена - она готова выложить все чувства, а он находит, как увильнуть от чрезмерной откровенности/ Перехватывает руку, крепко сжимающую одежду неудачника.
- Дин, хватит. - хочет добавить, что ей бы еще хотелось поговорить с ним без увечий, но понимает, что он просто так не даст себя покалечить. А потом это спарринг один на один, то беспокоится стоит только о заводиле этой драки. Только вот стоит делать поправку на то, что и у Харвелл кровь не ледяная водица, а смешанная с алкоголем, так вообще текучий огонь. Поэтому если ей придётся его собственноручно скрутить /попытаться/ и вывести из этого бара, то она постарается это сделать.
Не так она представляла себе эту встречу. Совсем совсем не так.
                А когда Дин Винчестер соответствовал чьим-то, даже скрытым, ожиданиям?
Надо было брать с собой Сэма, устало думает блондинка, стараясь понять что у охотника с рукой и не сделает ли она хуже, прижав к его ладони салфетки. Крамольная садистская мыслишка, что это его точно заставит прекратить этот балаган, изгоняется обратно на дно сознания. А ведь очень хочется. Хотя, вечер мог закончится куда хуже, напейся Дин в стельку. 
                                                    С возвращением, Джо. Вспоминай, что жить - не скучно.

+2

8

На самом деле Винчестер был благодарен этим двум козлам, ибо они дали ему небольшую передышку  во всем этом вечере, позволили принять, хотя бы первоначально тот факт, что Джо жива и находится рядом, потому как голова откровенно не желала верить в реальность до конца. И кстати говоря, второму амбалу тоже досталось, Харвелл никогда не была из робкого десятка, сумев нейтрализовать его в одиночку, Дин качнул головой, коротко улыбаясь девушке.
- Круто ты его, - он проследил за ее взглядом и отряхнул руку от крови, которой, собственно то, и не было слишком много, подумаешь, порезался, чай не сахарный, не растает. Однако Харвелл посчитала иначе, срываясь с места ради каких-то там салфеток, пытаясь остановить ими кровь. Тонкие бумажные куски быстро пропитывались и становились ненужными, играя свою роль до самого конца. Они оба понимали, что эта драка всего лишь мелкое отступление от сути и как только все уляжется, повиснет гнетущая тишина и неловкость, и все же каждый выдохнул более или менее облегченно.
- Я? Потасовки? Пф, - Винчестер фыркает и слегка отклоняется назад, искривляя нижнюю губу, немного оттопыривая, - а что мне нужно было ему сделать? Массаж пяток? - Он старался не слишком часто нарываться взглядом на ее, включая свой внутренний механизм защиты. Хватит так хватит, кто-то против? Дин еще раз фыркает, обводя взглядом разрушенную стойку, куда вновь стали подсаживаться люди. Никто не верил, что драка так быстро прекратится, а некоторые и вовсе ожидали продолжения, делая ставки.
За что можно любить ночные забегаловки вроде этой? Ну уж точно не за музыкальный вкус руководства и толпы. Зато подраться можно отлично. В подобных заведениях это не редкость, именно поэтому на входе всегда дежурят два шкафоподобных "джентльмена", которые, за определенную плату от начальства, помогут уладить конфликт посредством выдворения дерущихся за пределы бара. Однако подобное случается не всегда, вышибалы тоже люди и выпустить пар для них в порядке вещей, но все же до таких радикальных мер пока не дошло.
Дин искренне и по-детски улыбался, ну что сделаешь, еще не все научились цивилизованно проводить свой досуг. Стоит отметить, что не он, в этот раз, начал драку, точнее применение физической силы началось именно с него, но всем известно, что аперитивом к этому идут словесные баталии. Двое громил, что так лихо напирали еще несколько минут назад теперь были сконцентрированы на вытирании собственных соплей и крови с лица. Это выходило настолько удачно, что теперь это казалось боевой раскраской американских котиков, заброшенных глубоко в тыл врага. С гарантией в сто процентов, что этот раскрас не будет так заметен среди джунглей Вьетнама, но их вычислят по боевому кличу из матов.
Времени на то, чтобы у двух мужиков глаза налились кровью, а из ноздрей повалил пар, потребовалось не много. Не ожидая подобного хамства со стороны пришлого да еще и положившего глаз на местную цыпочку (и все равно, что эта цыпочка сама не местная), эти молодчики готовились нанести свой удар и для пущей картины им не хватало только копытом землю рвать. Улыбка Винчестера, к тому же еще и не слишком залихватская, маячила перед глазами как красная тряпка, очевидно ее хотелось стереть, потому как увалень знатно оттолкнулся от стойки, рванувшись в сторону охотника, по пути сшибая высокие барные стулья. Тот его уже ждал, выставив руки на манер боксера, прикрывая предплечьями корпус тела и подбородок, нападать первым не хотелось, потому что изначально пришел сюда только для того, чтобы надраться в стельку, но теперь к этому списку задач примешалась и потасовка. Почему бы, собственно, и нет, дамочки любят героев, разве не так?
Первая атака провалилась, Винчестер сумел легко уйти в сторону, направив верзилу куда-то в собравшуюся толпу. Пока никто больше не присоединялся к традиционному "русскому веселью", предпочитая тихо делать ставки на победителя и делать на их фоне сэлфи. Веселье разворачивалось под ритмичные звуки музыки, которые практически не разобрать, не говоря уже о человеческой речи. Лично сам Дин не назвал бы эти басы, от которых бутылки в баре подпрыгивали, музыкой, но у каждого свой вкус, не все предпочитают классику в виде AC/DC. Времени озираться по сторонам ввиду полной занятости с высоким широкоплечим молодчиком не было.
- Эй, слизняк, - донесся до него усмехающийся рокот верзилы. Дин оборачивается и сразу же получает мощный удар в челюсть. Настолько мощный, что теряет равновесие, в буквальном смысле отлетает в сторону, в глазах скачут радужные пони, в то время как его берут за шкирку. Теперь очередь охотника покататься на барной стойке целиком и свалиться за нее, пугая бармена. Не успев сгруппироваться, охотник ощутимо бьется головой обо что-то и едва не вызывает град бутылок на свою буйную головушку. Отключка не продлилась долго  уже буквально через несколько минут его, слегка помятое, но по-дурацки осчастливленное лицо показывается из-под стойки. Приходилось прилагать усилия, дабы сохранить равновесие и подняться, но что за он за Винчестер - гроза нечисти, если после одного единственного удара не способен драться.
Потирая ушибленный подбородок, где в скором времени расползется красивейший синяк, мужчина понимал, что больше позволять отправлять себя в нокдаун он не может, поэтому отреагировал на подходе противника, с силой пнув его ботинком в район пояса. Послышался характерный, для прощания с последними остатками воздуха из легких, звук и громила согнулся пополам закашлявшись. Пора уносить ноги, Дину казалось, что он слышал отзвуки полицейской сирены, а сидеть попасться легавым - лишние проблемы. Слизывая кровь из разбитой губы Дин оглянулся на Джоанну, выискивая ее в месиве толпы, в закончившуюся драку ввязалась охрана бара намереваясь скрутить всех, кто дерзнет поднять глаза от пола.
- Ну прости, я понятия не имел, что они просто нервные, - почему-то довольный Дин с улыбкой до ушей схватил девушку за запястье и повел за собой, - пора уносить ноги, кто-то вызвал копов, - во всеобщей суматохе охотник и его спутница умудрились нырнуть в подсобку бара, дабы выскользнуть через служебный выход.
Адреналин в крови Винчестера все еще клокотал как активный вулкан, заставляя то и дело оглядываться на дверь черного входа. Возвращаться внутрь и продолжать разборки на два фронта не очень хотелось, да и не в привычках охотника. Он и Джо вышли из драки победителями, пусть даже пропустили несколько ударов, что может быть лучше для завершения вечера? Пожалуй ничего. Винчестер стирал кровь из разбитой губы раз за разом, постоянно облизывая ушибленное место языком, все дальше удаляясь от злосчастного заведения, свежий воздух помогал придти в себя и только теперь мужчина обнаружил, что успел набраться намного больше, чем думал изначально.
- Ты как? - Бросил Харвелл, отпуская ее запястье. - Как ты меня нашла?

+2

9

Чёрной звездой во лбу дыра
И затяжная война внутри…
Мало ли кто подарил мне страх?
Да мало ли кто мне что подарил?!

- Обращайся. - весело фыркает Джо, “втягиваясь” в настроение охотника. Отводит взгляд от окровавленной руки Винчиестера, убеждая себя, что ничего страшного и охотник впадающий в панику от вида крови - очень плохой охотник. Но ощущение собственной крови под пальцами, стекающей по боку и капающей на пол не желало так просто отпускать, исчезать на задворках сознания. А тут еще виски оказало свой коварный эффект на сознание и за улыбкой блондинка старательно скрывала охвативший её ужас. Сколько еще сюрпризов собственного разума её ожидает ? Сколько еще потаённых страхов она носит в себе, как бомбу ? Когда этот неизвестный ей отсчёт завершится и её страхи разлетятся миллионом осколков? [Сможет ли, захочет ли кто заглянуть на дно её темноты?] Сэм упоминал, что его брат побывал в Аду… Её Бог (Боги ли?) помиловал, уберег от этой участи, но… Но так хотелось спросить у кого-то, нормально ли то, что с ней происходит? Однажды. Однажды она непременно это сделает.
- А вдруг бы это положило начало новой, крепкой мужской дружбе. - не остаётся в долгу девушка, передергивая плечами. Она не желала признавать правду слов Дина, отгораживаясь от неё шутками. Но ей становилось легче. Ничто так не сближает, как совместная драка, правда? Если стена неловкости, возникшая между ними за.. почти десяток лет её не_жизни, /она не могла даже мысленно произнести “смерти”, суеверно боясь, что это может как-то изменить настоящее/ не обрушилась, то точно дала трещину.

                                               Надо мною,
                                               кроме твоего взгляда,
                                               не властно лезвие ни одного ножа.

Усталость наваливается на плечи девушки неожиданно и резко. Когда она последний раз нормально спала ? Когда последний раз не тревожилась ни о чем ? Был ли момент, с тех пор, как она вернулась, в котором она могла просто остановиться, выдохнуть и почувствовать внутренний прилив сил ? Мотания из штата в штат, какие-то случайные дела, которые она выполняла механически, бездумно, расправляясь с очередной нечистью на своём пути. Километры дороги, ложащиеся под чёрные колёса машины, забытые всеми - даже Богом - заправки с отвратительным кофе из аппаратов. Бесконечная карусель лиц, отрицательно качающий головой на расспросы о двух мужчинах на черной импале. Откуда в ней вообще была эта уверенность, что братья не сменили машину давным давно ? /ты просто знала, что Дин слишком привязан ко всему, что считает своим. Будь то внутренняя боль или машина/. Шум бара начинает оглушать, а запах разлитого алкоголя неприятно щекочет нос. Харвелл уже было протянула руку, ухватить мужчину за рукав куртки [а за руку слабо? трусиха. ] да потянуть его прочь из этой забегаловки, но у драки намечается второй акт.
   Тут уже в сомнительное “веселье” приходится втянуться и самой Джо, которой явно не собирались прощать такого хамского обращение с бубенцами здоровяка, который решил положить на неё глаз /как положил, так и снимешь, милый/. И почему мужчины никогда не понимают, что они слишком медленные для неё? Их самоуверенность смешила и поражала Джо, которая уже сжала пальцы в кулак, готовясь к удару. Но то ли ей попался сомнительный рыцарь, поднять на девушку руку для которого было выше чести, то ли всё таки остатки мозгов он сохранил: он резко ударил по столу, который подскочив углом ударил блондинку в ребра. От неожиданной боли девушка зашипела, но сумела уйти из “объятий мамочки” в которых она должна была стать промежуточным элементом между громилой и столбом. Да уж. Такой обнимет и только кости захрустят /хорошо хоть сисек мало - не треснут/. Развернувшись на пятках, девушка бьёт мужчину в челюсть снизу вверх, краем сознания опасаясь услышать хруст шеи. Даже чуть наклоняется, убедится, что “клиент” дышит. И сама выдыхает с облегчением, поворачиваясь в поисках Дина. То, что его дела шли хуже первого раза она успела заметить, но углубляться в подробности не было времени.
- Да ты джентельмен, - пробормотала себе под нос блондинка, наблюдая, как охотник “складывает” пополам своего оппонента. Она бы ударила ниже. Она вообще не церемонилась во время драк, четко следуя всеобщему мнению, что девушки деруться беспощаднее и жесче, нежели мужчина. Когда ты легче, как минимум, в половину выбирать-то не приходится. Увлекаемая Дином, девушка успевает оглянуться и оценить масштабы разрушений. Что ж, хозяин-прохвост точно на страховке выиграет, как бы он там сейчас не заламывал руки.

- Мы отлично, я так смотрю, поплясали, - останавливаясь и рассматривая лицо Винчестера, подшучивает над собой и мужчиной девушка. От быстрого шага в боку начинает покалывать, а ушибленные рёбра всё сильнее дают о себе знать. Задор драки отступает и Джо ежится от холодного ветра, пробежавшего по подворотне и сразу вздрагивает от вспышки боли. Неужели этот идиот всё таки сломал ей ребра ? Еще и костяшки на руке начинают саднить, сбитые о кость. Дин выглядит поразительно довольным для того, кто только что получит по лицу и совершал полёты ласточкой за стойку.
- Надо почаще ввязываться в драки, а то сноровку подрастеряла, - криво усмехаясь, отвечает Харвелл. Потом с лёгкой мстительной язвинкой в голове добавляет: - как и ты по всей видимости..

             Твою мать, Харвелл!
                              Не то.
                                                                 Совсем совсем не то!

     
- Колесила, прожигая бензин и засоряя атмосферу по Америке, пока не решила отдохнуть с выпивкой в самом прокуренном баре города. - продолжает напускать на себя веселый вид, лишь бы создавалось впечатление, что с ней всё нормальн /и внутри и снаружи/. Пожимает плечами, словно это какой-то очень глупый вопрос и расстались они только вчера вечером. - Вчера вон с Сэмми обменялись приветственными пулями и он задал направление. Как видишь мне потребовалось время, определить нужную сторону. Сразу пойти по барам я не додумалась. - слишком много говорит. Слишком таратори, волнуясь о слишком многом. Чуть прикрывает глаза, справляясь с собой, прежде чем требовательно протянуть руку ладонью вверх. Невыносимо молчать. Невыносимо ждать любой возможной реакции. Безумное желание заполнять образовавшиеся проблемы словами и действиями.
- Дай сюда руку, - вздыхает Джо, и не дожидаясь разворачивает широкую мужскую ладонь. Пара осколков стекла холодно блестят в свете уличных фонарей, но и этого света достаточно, чтобы ловкие пальцы их выдернули. Окровавленные стекляшки падают на асфальт, а девушка так и стоит, не решаясь поднять глаза и глядя, как медленно сочится кровь, так её пугающая. Так и замерла, ощущая, как пальцы становятся липкими от крови и не решается сделать еще шаг. Один короткий шаг и обнять его. Пусть даже в конечном итоге это окажутся просто дружеские объятия давно попрощавшихся людей... Пусть. Один простой шаг, а кажется. что в бездну. /Впрочем, ты всегда плохо умела выражать свои чувства, гордячка/ - Пойдём, найдём тебе лёд и где смыть кровь. - и снова всё не о том.
             
                  [В своих поисках она рисовала себе миллионы картин их встречи. На этих картинах она была гораздо смелее. Ни в одно из этих картин не было дрожи в руках, боли в рёбрах и нерешительности посмотреть в глаза. Заходить в дом кишащий вампирами и то не так страшно. А сказать те слова, которые пора было сказать уже очень давно оказывает совсем-совсем не просто.]

Будь за моей спиной,
Будь со мной,
Будь...
Аминь.

Отредактировано Jo Harvelle (2019-10-02 13:30:26)

+2

10

Заданные вопросы казались слишком банальными, что-то из оперы, когда один главный герой пытается собрать по полу свои вывалившиеся из брюшины кишки, а второй участливо интересуется: "С тобой все в порядке?". И все же вся эта ситуация слишком сильно выбивалась из общепринятых рамок, чтобы быть подогнанной под определенные шаблоны, вопросов к Джо намного больше, чем желания выяснять все досконально, стоя здесь, позади служебного входа в местный кабак, который они на пару практически сравняли с полем битвы, подарив незабываемый вечер абсолютно всем и каждому. Теперь же, отдышавшись и немного придя в себя, они вновь столкнулись с проблемой внезапного воскрешения Харвелл, теми обстоятельствами, при которых они виделись в последний раз и причин, по которым расстались. Произошло слишком многое, чтобы делать вид, словно ничего не случилось и все же они как два идиота пытаются судорожно придумать о чем поговорить, потому что оба понимают, что разговор будет не простым. Да и нужен ли он? Почему бы просто не принять все как должное и не строить планы на будущее, хотя, вспоминая все того же Дина, он страстно желал найти своего спасителя, узнать за какие такие дела ему положена столь большая награда. Не стоило торопить неизбежное, поэтому Винчестер, стирая кровь с губы пальцем, слушал девушку, красочно описывающую его поиски, однако едва разговор коснулся младшего брата, Дин поднял воротник куртки, отворачиваясь в сторону. Не то, чтобы он злился на брата или обижался, просто были такие моменты, когда совсем не хочется копаться в произошедшем. Он по-прежнему любил брата и в любой момент отдаст свою жизнь за него, даже если тот не захочет, но их взгляды на некоторые вещи слишком разнились и возраст не слишком располагал к тому, чтобы Дин задавил мнение брата собственным: "Я же старший". И если по отдельности братья были серьезной угрозой для нечисти, то вместе просто непобедимы.
Джо сказала, что еще вчера видела Сэма, а судя по ее: "Обменялись пулями", значило, что он охотится и находится в полном здравии, что не могло не радовать Дина, однако странно, что Джо его искала. Мужчина посмотрел на девушку рядом, на то, как она держится после драки в баре, где ей тоже досталось, на то, как украдкой прикрывает глаза, перенося физическую боль, ибо тот амбал бил совершенно не размеряя свою силу и комплекцию Джо, которую можно убить даже не напрягаясь и Дину было почти что стыдно за то, что втянул ее во все это, хотя по сути эта стыдливость была лишь каплей в море всей вины, что плескалась в глазах и сердце, умело скрываемая за шутками и улыбкой. Очевидно заметив его взгляд она решила переключить всеобщее внимание на его руку, в которой торчало несколько осколков стекла, а ведь он даже не заметил этого до сего момента, поэтому не стал сопротивляться, протягивая ладонь. Ее прикосновения казались легкими и осторожными и пока девушка  высматривала в лунном свете блеск стекла, мужчина смотрел на ее белокурую голову, едва заметно вздыхая.
- Я там хотел поужинать, между прочим, - не моргнув и глазом соврал Винчестер. Раньше такая отмазка прокатывала с Сэмом, а сейчас он просто делал вид, что ничего не понимает, но все же, иногда именно в барах можно было не только девочек склеить и прилично надраться, но и получить какие-либо ценные сведения. И почему они с братом такие язвительные, неужели не понятно, что обычным людям иногда требуется отдых в приятной обстановке, а иногда требуется и напиваться до полу смерти, - лучше пойдем чего-нибудь купим поесть, - он поднял взгляд, высматривая вывески круглосуточных супермаркетов, потому как в кармане осталось еще немного денег. Иногда женщины такие упрямые, им срочно нужно проявить все свои материнские чувства, всю заботу на ближнем, особенно если этот ближний как маленький ребенок, но Дину не хотелось сопротивляться, по крайней мере не сегодня, потому что он мертвецки устал от охоты и алкоголя.
- Джо, - он посмотрел на Харвелл, скривляя губы в очередной залихватской ухмылке, - это всего лишь порез, - с ними столько всего случалось, столько разного и еще худшего чем обычный порез, что кровоточащую руку просто не воспринимал Винчестер всерьез, однако глядя на ее выражение лица, он подкатил глаза к верху и картинно вздохнул. - Ладно. Я тут неподалеку остановился в мотеле, там есть мини кухня, ванная и наверняка найдется аптечка. Тебе тоже следует отдохнуть, - он осторожно высвободил руку из ее захвата и сделал характерное движение плечами так, словно намеревался посильнее накинуть на себя куртку, но первым делом все равно супермаркет.
В чем прелесть небольших городов? В том, что все в них находится поблизости, никогда не заблудишься, да и цены в разы ниже, чем в крупных мегаполисах. Круглосуточный супермаркет располагался неподалеку от бара, метрах в пятидесяти, призывно мигая вывесками. Охотник подошел к дверям и те послушно разъехались в разные стороны, пропуская поздних посетителей внутрь здания. В стол поздний час посетителей кроме охотников не было, поэтому был слышен тихий мерный гул ламп под потолком.
- Захвати корзинку, - он замечает любопытного продавца, перетоптывавшегося за прилавком и улыбается ему своей самой обезоруживающей глупой улыбкой, махнув здоровой рукой - привет! - Мужчина поспешно ретировался на свое место, однако Винчестер ни капли не сомневался, что за своими посетителями этот раскосый китаец будет наблюдать по камерам, установленным по всему магазину. Винчестер сворачивает к холодильным установкам, выуживая из их недр несколько бутылок пива со счастливой миной на лице. Нужно еще взять что-нибудь пожевать, но почему-то эти бургеры, больше похожие на лепёшки, он брать не хотел.
- Такое ощущение, что на них посидел сумоист, - вместе любимых бургеров, Дин кладет в корзину для продуктов несколько упаковок пиццы, орешки и еще кое-что по-мелочи. Не ахти какая еда, но охотник рассчитывал на то, что утром можно будет нормально где-нибудь поесть, - ты все взяла? - В супермаркете также находился аптечный отдел, однако Винчестер прошел мимо так, словно у него не порезана рука и не разбита губа.
- Здрасьте, - он кивнул китайцу и стал постепенно выкладывать продукты на ленту одной рукой, прокомментировав данные манипуляции довольно просто, - ей холодно, вот и не вынимаю, - вновь дурацкая ухмылка, а потом беглый взгляд на конечную сумму покупки. Хватит ли у него мелочи, чтобы расплатиться? Должно хватить. В кармане куртки завалялось несколько мятых бумажных купюр. Джоанна где-то рядом, но Винчестер едва ли не про все забывает, когда взгляд касается свежей выпечки, а именно пирогов, приятно щекочущих обоняние. Его глаза нужно было видеть в этот момент, Дин всегда превращался в маленького бедного щенка, который захлебнется слюной, если не попробует пирога, он оборачивается на Харвелл, словно бы мысленно посылая свое желание, а потом добавляет китайцу, - и пирог.

+2

11

I'll be the one, if you want me to
Anywhere, I would've followed you

A Great Big World & Christina Aguilera - Say Something

Иногда Харвелл думает, что единственное, что её останавливает от убийства Дина это Сэм, который явно очень расстроится потере взбалмошного братца. Но зато Джо может позволить себе мысленно расправится с старшим Винчестером так же, а то и хуже, как она сделала сейчас это в баре с амбалом. Понятное дело, что она так не поступит с охотником, но иногда мысли о пистолете, способном прекратить его или её мучения, очень даже воодушевляли и останавливали Джо ругани. Эдакая форма медитации, только без воображения журчащих ручьев и чирикающих птичек.

/Кто бы ей сказал, что кроме радости встречи она будет испытывать раздражение на Дина - она от души посмеялась бы такой шутке. Пошутили, блт. /

- Как скажешь, - недовольно поджимает губы /прямо как Эллен/ и разжимает пальцы. Спорить с Винчестером заранее проигранный бой, вот и не возражает. Тем более, что ей нужно собраться с мыслями, восстановить душевный баланс и… и перестать наконец-то так трусить. Она попытается достучаться до этого броненосца, привыкшего при виде опасности быть разоблаченным, сворачиваться в твердый клубок из шуточек и язвинок. Но в каждой броне есть слабое место, ловко ткнув в которое, броня распадётся на куски. А в броне Дина было слишком много таких мест, которые он, с свойственной Винчестерам упрямостью отрицал. Таким же был и Джон, таким же был и Сэм. Может это просто отличительная черта охотников? Ведь как иначе не сломаться под грузом потерь? Ведь такой же была и Эллен, а теперь стала и Джо. Видимо по другому в их мире не выжить, только возведя метровые стены вокруг собственных сердец.

          Она всегда знала, что люди любят себя по-всякому убивать, чтобы не мертветь. Она видела к чему весь прошедший балаган.
                   Джо понимала, что одно из сожалений - она.
                         Иначе бы не отправил Осирис её исполнять приговор. 
                                Иначе бы они не пытались провести всех в том сарае, в том числе и себя самих.
                                    Иначе всё складывалось бы по другому.
                                        Теперь к "если" и "может" прибавляется еще и "бы".

        //Какие же мы все здесь лжецы. Аж тошно.
                                        Н е и с п р а в и м ы.

В магазине желание швырнуть корзинкой прицельно с коротко стриженный затылок усугубляется, но Джоанна мысленно себя хвалит за стойкость и быстро отрывается от чрезмерно болтливого охотника. Раз он с ней чувствует себя неловко, то она даст и ему передышку, а не будет следовать за ним тенью. Бледной тенью, мысленно добавляет, увидев собственное отражение в стекле холодильников. Да, отдохнуть определенно стоило и желательно по возможности быстрее. Хватает пару упаковок чипс, какие-то сушеные фрукты и виски. Если разговор не выгорит, то ей хотя бы будет чем заняться на какой-нибудь безлюдной парковке.
  - Смотрю мы сегодня в разной весовой категории, - усмехается Харвелл, кивая на пачку пива, рядом с которой приземлилась бутылка виски. Но видит, что её уже не слушают и проследив за взглядом Винчестера, фыркает от смеха. Просит завернуть еще пару пирогов и ловким движением бедер отпихивает охотника от прилавка.
- Будем считать я выставляюсь за встречу, - усмехается девушка, кидая на блюдце сотню долларов и продолжая вытаскивать из корзинки всякую мелочь типа бинтов и перекиси, вперемешку с её нехитрым ужином. Недавний выигрыш в покер по прежнему грел карман, позволяя не думать о бытовых проблемах следующего дня.

               /Придет большой ветер и сделает паруса из занавесок, волос и мыслей. Сотни и тысячи кораблей пойдут своими путями. Кто-то - искать себя; кто-то - подбирать бездомных кошек; кто-то - искать в своей голове новые города; кто-то - искать кого-то./

Старик у стойки регистрации сидел уткнувшись в газету, с зажженной сигаретой точно так же, как и сидел, когда она впервые сюда вошла. Ей даже на секунду показалось, что она попала во временную петлю, но гора окурков в пепельнице и за её пределами служили доказательством, что ничего сверхъестественного здесь не спрятано. Но оглядевшись вокруг, на обшарпанные стены, вытоптанные ковры и потёртые двери Джо понимает, что не только старичок здесь замер во времени. А ведь когда-то это могла быть вполне приличная гостиница... Слишком давно, чтобы сохранилась об этом хоть какая-то память. Мысленно отсалютировав выцветшим картинам на стенах, Джо делает глоток из купленной ранее бутылки. Вся эта убогая обстановка словно помогает принять ей какое-то решение. В номер она входит с упрямо расправленными плечами и решимостью в глазах.
       
                              /Ты никого здесь не проведешь, Дин.
                                Все это мы уже проходили.
                                Факир был пьян и трюк не удался.
                                Время снимать свои маски/

- Завязывай, Дин... - громко прислонилась спиной к дверям, словно желает отрезать все шансы к отступлению. Опускает пакет на пол и устало трет переносицу. - Хватит нести околесицу, завязывать драки, устраивать забеги по магазинам. Если ты сейчас же не остановишься в своем словесном потоке и не скажешь, глядя мне в глаза, что скучал по мне, а потом не подаришь мне поцелуй, который ты мне слишком давно задолжал, клянусь, я ударю тебя в лицо. - ощущает, что постепенно повышает голос, но не может - да и не хочет - брать себя в руки. Для наглядности даже ткнула пальцем в пустое место перед собой. Раз уж Винчестеру не хватает решимости, то она ему покажет решимость. Пора заканчивать этот театр лжи себе и друг-другу.

Были б незрячими, может быть лучше б слышали,
Может быть даже слушали б чуть внимательней.
Знай, у меня на сердце твоё имя вышито
Рядом со словом матерным.

Упрямо смотрит ему в глаза, не пряча и не отводя взгляд. Боль в рёбрах, усиленная гневной тирадой, только подстёгивает, распаляет злость на старшего Винчестера еще больше. Злость от того, что всё так глупо происходит и что он снова бесцеремонно перекидывает ответственность за слова на других. Но она слишком устала, чтобы продолжать молчать. Может даже слишком пьяна /ха-ха/ чтобы сдерживать себя. И слишком жива, чтобы пустить всё по течению. /Слишком напугана в душе, что снова её время здесь ограничено/
- И умоляю избавь меня от речей о том, что это глупо, неправильно, опрометчиво или что ты там сейчас придумаешь, лишь бы не позволить себе чувствовать. Я уже стала охотником с тобой или без тебя. Я не сойду с этой тропы, какие бы ты слова и отговорки ни придумал. Я знаю, что за бремя ты в себе несешь, ты помнишь? Я могу уйти, сойти с твоего пути и однажды, в каком-нибудь заброшенном доме или подвале, встретить свой конец стараниями очередного чудовища. Ты только скажи, но сначала спросить себя - потянет ли твоя душа вину еще и за это? Или ты сможешь убедить себя, что в таком исходе твоей вины нет? - чувствует, как её щеки раскраснелись от гнева и как дрожжит, вибрирует её голос. Боже, а ведь она хотела просто с ним поговорить, а не орать на него. Но такова была Харвелл. Такова была её дикая душа, побывавшая за гранью и обретшая страх упустить то, что уже однажды оттолкнула из-за своей гордости. - Я знаю все риски, Дин. - а не забыл ли их ты?
          Давай, Винчестер, выбирай.
              Она смогла взглянуть в глаза своим страхам.
                Она смогла сделать тот шаг, на который у тебя не было духу.
                   Твоя очередь.

Say something, I'm giving up on you
S a y  s o m e t h i n g

Отредактировано Jo Harvelle (2019-10-07 19:37:27)

+1

12

В жизни Винчестера пироги играли не последнюю роль, это была маленькая его слабость, перед которой устоять очень сложно, но которая случается значительно реже, чем хочется. Иногда брат подтрунивал над ним, специально сдергивая с места на охоту именно в тот момент, когда Дину должны были принести кусочек пирога, но стоило признать, что без брата желание употреблять сдобу в неограниченных количествах почему-то не появлялось. Возможно всему виной привычка делать все наперекор зубриле Сэму, а может быть так стекались обстоятельства, пойди разбери что и к чему. Так или иначе, стоя в захолустном городке после драки, Дин расплывался все шире и шире в улыбке, глядя на то, как старый китаёза медленно упаковывает винчестеровскую прелесть. От нетерпения охотник принялся слегка постукивать пальцами по стойке, временами приподнимаясь на носки и вглядываясь за стеллажи. Продавец местного супермаркета казался странным и медлительным, но главное, чтобы пирог завернул не чихнув в него предварительно. Откуда-то сзади, почти бесшумно подошла Джоанна, выставляя рядом с пивом бутылку виски, после чего легко отпихивает его в сторону. Тот факт, что она проставляется за свое спасение и воскрешение это понятно, хотя Дин и не просил оплачивать его покупки, но выбор алкоголя почему-то удивляет. Охотник не сводит глаз с Харвелл, ощущая в ее словах некоторую иронию, не впервые, но ему даже нечего сказать на это, точнее сказать всегда есть что, однако мысли роились в голове и не давали выхода друг дружке. Пришлось все так же в немом удивлении плестись за ней, временами задаваясь вопросом: "Кто же кого ведет в номер?", весь этот вечер представлялся ему крайне странным и даже подозрительным, а может быть он вновь полез с вилкой против джинна? Или объелся галлюциногенных грибов где-то в лесу, а может быть лежит где-нибудь в отключке и все это ему всего лишь снится? В подтверждении реальности происходившего мужчина сам себя по инерции щиплет за запястье, шипит от внезапных не слишком комфортных ощущений и встряхивает рукой. Все слишком реально. Но откуда тогда Джо знает где он остановился? И почему на заднем дворе бара сделала вид, что не знает где перевязать руку? Как жаль, что святую воду, серебро и все охотничье он оставил в номере мотеля, решив напиться как нормальный человек, а не охотник. И все же Винчестер продолжает следовать за охотницей до мотеля, забирает у владельца ключи от комнаты, запечетляя в памяти его похотливый взгляд на задницу Харвелл, на что сам инстинктивно ухмыляется типа: "Да, чувак, она со мной", хотя подобного и в мыслях не было, по крайней мере по отношению к Джоанне. Вообще их отношении изначально были слишком сложными и тягостными для Дина. В баре Эллен он пытался приударить за блондиночкой, не изменяя внутренним инстинктам, однако быстро получил по носу кулаком, а также узнал, что Джо дочь грозной Эллен, а ее отец погиб на охоте с их отцом. Тот период их с братом жизни складывался как-то уж совсем напряженно и печально, хотя конечно же Винчестер никому и ничего не показывал, изобилуя шутками и мелкими пошлостями, как знать, что перевело Джо в статус коллеги и сестры из потенциальной девочки на ночь, однако с тех пор он изменил к ней отношение. Даже в тот роковой день, когда девушка заслонила его собой, Дин поцеловал ее по-отечески в лоб и лишь после этого в губы, но даже тогда поцелуй не нес в себе ничего, кроме дружбы и родственных связей. И вот теперь она вновь появляется в его жизни, свалившись как снежный ком и в груди что-то ёкнуло, эхом разносясь по закоулкам бренной души. Что он чувствует? А может ли Дин вообще что-нибудь чувствовать после ада? Сложно сказать, особенно когда сломал печать согласием на пытки. Только боль. и всякий раз, закрывая на ночь глаза, он видел перед собой весь этот ад, словно никогда и не покидал его, где пытал других.
Негромко выдохнув он проходит внутрь темного обшарпанного номера мотеля, разворачиваясь на голос Харвелл в центре комнаты. Она стояла у двери, как будто преграждая для него пути отхода.
- Не понял, - быть идиотом, вот что получалось у Винчестера лучше всего. Иногда это происходило неосознанно, иногда намеренно, но так или иначе всегда позволяло взять некий тайм-аут и пораскинуть мозгами, в попытке отыскать подходящий ответ, - а то, что? В угол меня поставишь, мамочка? - Губы Дина невольно расползаются в ухмылке, стараясь перевести явно не простой разговор в более легкую версию шуточного, но Джо  не настроена была шутить, это чувствовалось по настрою, тону голоса и лицу и Дин невольно осекся, облизывая губы языком. Она все говорила и говорила, пытаясь донести до него свою истину и не важно, насколько сильно эта истина петляла в потемках желаний и яви. - Послушай, Джо...,- закончить мысль не получилась, Харвелл словно читала все его мысли, упреждая каждый его аргумент или факт в собственную защиту. Винчестер поменял опорную ногу и оставил руки на поясе, медленно закипая. Она не была права во всем, если быть точнее, то у каждого из них был свой взгляд на одни и те же вещи и он не позволит обвинить себя в том, что вся эта внутренняя боль и опустошение это всего лишь игра одного актера, направленная на жалость к собственной персоне. Винчестер  никогда в своей жизни не позволял никому себя жалеть и пусть, временами, он выглядел побитым как собака и жалким, избитым врагами и загнанным в угол,  но никогда...НИКОГДА не позволял себя жалеть, скрывая все свои чувства за ухмылками и похабными шутками, топя боль на дне граненого стакана, желая найти тепло в объятиях знойных красавиц.
Мужчина отворачивается от Харвелл, немного опуская голову и потирая подбородок здоровой рукой, делает несколько шагов по комнате в направлении окна, ему нужно себя сдержать, но это слишком сложно, чтобы быть под силу даже цирковому атлету. Определенно, Харвелл знала о нем многое, видела груз вины и чувствовала ее тогда, на суде Осириса и солгать об этом ему уже не удастся, кто же знал, что девчонка вернется в ряды живых, сохраняя в себе все то, что он так старательно прятал ото всех.
- Что ты знаешь о моем бремени, Джо? Ну что, а? - Винчестер разворачивается к девушке лицом с все той же ухмылкой на губах, вот только она уже не источая той бесшабашной радости и глупого веселья как раньше, оставляя после себя ощущение леденящего холода. - Да ни черта ты не знаешь о моем бремени! До нашего с Сэмом приезда в "Дом у дороги", ты сидела под крылом Эллен и разносила напитки посетителям. Ты могла только мечтать о том, чтобы стать охотницей и если бы не я, то не было бы всего этого, - Дин не кричал, но голос его был тверд и жесток, - так что не надо мне говорить, что ты уже стала охотницей. Чего ты добиваешься, м? Думаешь, если я скажу, что рад тебя видеть и скучал по тебе, то мы возьмемся за руки, поймаем радужного единорога и поскачем по полям из пастилы? - Он сделал два шага к ней и остановился, сжимая руку в кулак. Он уже не сможет не думать о том, что лишил Сэма единственного пути к нормальной жизни, что пусть и не специально, но подбил Джо к охоте и сделал много всего того, что обычные люди называют ошибками, а теперь Харвелл твердила какую-то несусветную чушь про нее как охотника, обвиняя его в не желании воспринимать действительность так, как остальные. Он справляется со всем самостоятельно. Всегда. - Осознаешь все риски? Ты понятия не имеешь, о чем говоришь! Охота это нихрена не романтично, ясно? Охота - это смерть и ответственность за тех, кого спасаешь, это потери, с которыми приходится мириться, здесь нет нянек и нельзя переиграть, выбрав другую точку сохранения. Или ты считаешь, что после суда того спятившего божка можешь меня понять? Черта с два, Джо! - Он не боялся ответственности никогда, но при этом слишком боялся за Сэма, как курица-наседка кудахтал над ним, а теперь еще и над Джоанной, каждый неверный шаг или решение будут еще одним гвоздем в крышку его гроба, и дело вовсе не в том, что Дин не верил в Джоанну как в охотницу, он просто не желал терять и ее когда-нибудь, не желал ей той участи, к которой приговорил собственного брата, усмиряя свой эгоизм. Голос Винчестера тоже повысился, но не до крика, и кажется, что о руке уже все забыли. Он еще немного сократил дистанцию, разделявшую их. - Ты никогда не держала на руках собственного брата, чувствуя как его кровь сочится меж пальцев. Никогда не вкладывала в руку человека детонатор, зная, что это конец. И никогда не видела как жизнь ускользает из глаз твоего родного человека. Никогда. Так как ты можешь говорить, что знаешь меня и бремя вины? - Винчестер совсем близко, он берет Харвелл за ворот одежды и тянет на себя, почти также как в баре, с той лишь разницей, что теперь никто их не прервет. Охотник обнимает девушку, крепко прижимая к себе, закрывая глаза, позволяет себе наконец поверить в ее реальное существование, заглушить ту боль, потревоженную появлением охотницы в душе, однако от чувства вины избавиться не получится. Ни сейчас, ни потом.
- Я правда скучал по тебе, Джо, - тихо, почти на ухо выдыхает мужчина.

+1

13

Tell me I'm frozen but what can I do?
Can't tell the reasons, I did it for you
When lies turn into truth, I sacrificed for you
You say that I am frozen but what can I do?

Within Temptation - Frozen

Едва сдерживается, чтобы не застонать в голос. И как это она могла совершить такую глупость, как крохотная вера в простоту этого разговора? Какая такая маленькая наивная девочка умудрилась подать голос, обещая, что всё пройдёт просто и легко ? Это же Дин Винчестер, чьё дно не просто двойное, а тройное и с зыбучими песками, да монстрами под этим всем. Ей сейчас очень не хватало Сэма, который мог бы оказать нужную молчаливую поддержку. Вот что мешает Дину отнестись к её возвращению в охоту точно так же, как и Сэму? Почему младший Винчестер способен увидеть в ней охотницу и напарницу?

  Ответ слишком очевиден и вопрос можно квалифицировать как риторический.

- И что ты мне предлагаешь ? Ну что, а? - откровенно передергивает старшего Винчестера, чувствуя, что начинает заводиться еще больше. /Упрямый, упрямый баран/. Но делает над собой усилие и сбавляет обороты, понижает тональность. - Предлагаешь мне немедленно похоронить все оружие где-то под деревом, продать машину, завести себе домик на окраине города, мужа и детишек? Радоваться каждому дню, словно я не знаю, сколько темного происходит в мире ? Делать вид, что я как все и никогда не держала в руках ничего тяжелее ножа для разделки мяса? Засыпать каждую ночь и убеждать себя, что не надо вглядываться в темноту, прислушиваться к шорохам? Молиться, чтобы какой-нибудь демон, которому ты в прошлом насолила не добрался до твоих детей? Идеалистическая картина, но мы все уже слишком погрязли в этом, чтобы иметь право на нормальную жизнь, ты так не думаешь? - презрительно фыркает, показывая все своё отношение к подобной перспективе. После того, как не стало “Дома у дороги” в её сердце образовалась дыра, которую ничто не могло заполнить. Возможно это именно то, что поставило решающую точку в любых дискуссиях между дочерью и матерью.

                                Вместе с “Домом” пропало всякое понятие о Доме, как таковом.
                                        Сгорели в огне обещания, мечты, надежды.
                                                Всё что объединяло Харвеллов с нормальной жизнью.
    Нельзя быть охотником наполовину, как пыталась быть Эллен.
    Эти все смешные попытки быть н о р м а л ь н ы м и
    Б ы т ь  к а к  в с е
    Только, к сожалению, это так не работает.

- Не надо из меня делать сейчас идиотку ничего не понимающую! - чуть злее, чем собиралась. Прикрывает глаза, собираясь с чувствами. Сейчас она лучше всего начинала понимать аллегорию на тему ангела и демона сидящих на плечах: с одной стороны ей хотелось исполнить своё обещание и хорошенько врезать Дину, а с другой - высказать ему всё до конца, чтобы он тоже жил с её правдой, её чувствами. Но ни того, ни другого не сделает. Потому что не сейчас, потому что Винчестер вновь зацепил её гордость. - Ты думаешь я только вчера вернулась в этот мир ? Нет, дорогой мой, мне потребовалось достаточно много времени, чтобы найти хоть кого-то из вас. А если ты думаешь, что в это время я только и делала, что давила педаль газа, то ты сильно ошибаешься. Можешь заглянуть в Чэлленджер стоящий рядом с твоей красавицей, если не веришь. Теперь это стало не только способном стать ближе к отцу /и тебе/, а еще возможность отомстить за маму, за Бобби…- зло щурит глаза, внимательно следя за тем, как охотник сокращает расстояние. Это будет очень забавно [нет] если в первую же их встречу он просто выставит Харвелл за дверь. Но не для этого она проехала кучу штатов, каждый раз гадая - не разминулась ли она с братьями? Не для этого она восстанавливала навыки стрелка и картёжника. Да, ей пришлось вспоминать слишком многое и несколько раз даже ночевать на улице, пока она не обзавелась всем необходимым для охоты /за нечистью и за братьями/. Она бралась за любое дело, которое попадалось ей в руки, стремясь заполнить себя тем, что ей близко, лишь бы не чувствовать боль. В какой-то момент она даже поймала себя на мысли, что больше времени уделяет охоте, нежели поиску Винчестеров. Потому что пустота внутри занимала слишком много места.

                                           [...Но готовься сражаться в малом - в самых крохотных мелочах...]

- Давай, расскажи мне об ответственности за спасенных. Можешь еще прибавить слова о благоразумии. Уж про смерть и ответственность не тебе мне говорить. Может я и не прошла такой длинной тропы, как ты, но уж прости - я была немножко слишком мертва для этого. Потому что я ответственно спасла одного придурка, который от чего-то совершенно не желает ценить ни тот шанс, ни все другие ему данные. - говорит и тут же жалеет о своих словах. Но и Дин прошёлся по любимым больным мозолям, старательно по ним вытанцовывая и она не могла не попытаться сделать ему еще больнее в ответ. - Хочешь помериться чувствами ? Давай, конечно. Решим кому из нас внутри больнее и станем делать зарубки, соревнуясь кому тут хуже. - уже прикусывает себя за губу, понимая, что пора заткнуться и принять уже наконец-то какое-то решение. Тяжело вздыхает с тоской ощущая всю безнадёжность попыток что-то доказать охотнику. И принимает решение, которое отдаёт в сердце болью, но - наверное - самое правильное. Нащупывает холодную ручку двери.
- Да катись ты к чёрту, Винчестер. - последние слова, говорит уже в лицо совсем близко подошедшему охотнику и хочет развернуться, уйти и поставить таким образом точку в этом глупом разговоре ведущему в никуда, но оказывается в объятиях. И вот тает вся её решимость…

          //Она не сможет его оставить.
                                    Не будет ничего однозначного
                                             не будет единственного ответа,
                                                         он затеряется в дожде и растворится в луже.

Обнимает в ответ, утыкаясь лбом в грудь. Проскальзывает пальцами под куртку, чтобы сплести их на спине. Чувствует, как остывает её злость и уходит горечь. В душе прекрасно знает, что реши она остаться и этот разговор будет повторятся, только в разных ключах. А она и захочет остаться. А она и останется… Хочет того Дин или нет. Ведь, даже отбросив всю лирику, куда ей идти? У неё нет дома,  у неё нет близких и друзей /кроме Винчестеров/, у неё даже нету настоящих документов [подделывать документы на саму себя было странным занятием]. Всё её имуществе умещается в багажнике доджа, а какой-никакой, но доход приносят картёжники и редкие уличные гонки. И полное одиночество, в котором даже не хотелось вести задушевные беседы с барменом, после пятого стакана виски. О какой “другой” жизни здесь может идти речь? Да и будет ли однажды это самая “другая” жизнь? Положа руку на сердце, Джо не видела для себя другого будущего. Только если в этом гипотетическом “однажды” закончится вся нечисть, отравляющая жизни людям. Но, вряд ли много миллионная история решит вдруг законится к приходу старости Харвелл.

                        И когда-нибудь все закончится,
                               Слышишь, да, это все закончится,
                                      Но не здесь, не сейчас,
                                                Не так.

- И я скучала. И прости. - понятно, что уже как-то нелепо извиняться, после всего сказанного. Хотя Харвелл сама не может понять, извиняется ли она за минувшую словесную баталию; за то, что тогда пожертвовала собой, добавив в чашу вины еще и себя; за то, что врала ему в той комнате отеля; за то, что снова вносит смуту в его /и так/ сумасшедшую жизнь. Но с Дином лучше так - ведь вполне возможно, что очень скоро ей захочется взять свои извинения обратно. - Дай уже наконец разобраться с твоей рукой. - не расцепляя рук, наконец-то произносит блондинка, ощущая, как её слова повисают в образовавшейся тишине.

0


Вы здесь » WonderlandCross » В Чертогах Разума » Let it all burn